Аполлинария

Размер шрифта: - +

Часть 22: Родной запах.

 

«Знает ли кто-нибудь, чем пахнет ветер? Я вот не знаю.

Но знаю лишь то, что он может принести с собой запах давно ушедшего прошлого».

Автор

От вас арахисом пахнет. Я люблю арахис.
— А от вас — благородной старостью и мылом... Мне нравится.

Чарли и шоколадная фабрика (Charlie and the Chocolate Factory)

 

 

Поль

И снова мне снился отец. За последние пол года, что я живу у кентавров, он приходит ко мне почти каждую ночь, порой как сон, чаще с воспоминаниями. Всему виной запах безрукого кентавра, он напоминал запах отца своим древесным ароматом, что у Трегора смешивался с дымом костра  и запахом сухой, прогретой светилом пашни.  

Вот и сегодня, стоило сквозь сон вдохнуть этот запах, мое сознание мгновенно перенесло меня в далекое прошлое.

К сидящему в глубокой задумчивости Аркаду де Арура, неслышно отворив дверь в кабинет прокрадываются две еле различимые в свете настольного магического светильника тени. Бесшумно ступая босыми ногами по деревянным половицам старого помещения, что обычно нестерпимо скрипели под  весом, решившего здесь пройтись по какой-либо причине.

Глубокая складка залегала между густых бровей могучего в своей стати мужчины, пока в его волосах не загулял ветер от глубокого вздоха, сделанного над его макушкой, а  женские руки не опустились на его плечи. На мгновение его брови подскочили, а зрачки расширились от неожиданности, но ощутив за своей спиной присутствие своей прекрасной супруги, он расслабился, и устало улыбнулся.

- Твой запах сводит меня с ума, Аркад, - зарываясь носом в седые пряди волос, почти пропела Эос де Ахлид. Мужчина прикрыл глаза, получая блаженство от массажа расслабляющего его забитые от долгого сидения мышцы. Минуты столь нежной близости были равноценно дороги им обоим. Никто не нарушал молчания, наполненного даже не любовью, а понимаем и спокойствием, которое они могли подарить друг другу.

- Мама! Папа просто очень вкусно пахнет, а ты голодная, - детский голос разбил всю интимность атмосферы, после чего смех похожий на колокольчик залил пространство комнаты, разжигая остальные светильники, - негодник, за мной прокрался, а я думала, что мне померещилась вторая тень, – пристроившись на маленьком диванчике у стены, сидел единственный сын этих двоих, одетый в темно синюю пижаму, в которой он должен был уже спать и видеть десятый сон.

- Вкусно? – удивленно спросил глава семейства, - Эос, я думал, что только для тебя я вкусный? – на его лице проступало крайнее недоумение, смотря на которое женщина снова засмеялась.

- Дорогой,  - она посмотрела на мужчину очень ласково, - мы для Поля оба вкусные с точки зрения вампирских пристрастий, ибо он часть нас, хоть эти пристрастия и вовсе могут не коснуться его. А с точки зрения человека наши запахи для него привычны, поскольку он с нами с рождения, на подсознательном уровне, через запах, он чувствует, что в безопасности рядом с нами. Мне вот до сих пор запах отца нравиться, и вероятно, только потому, что он такой родной и горячо любимый мною отец, -  на ее слова мужчина лишь хмыкнул, вспоминая горьковатый привкус полыни, сопровождающий его тестя.

- То-то Поль вечно нырнуть мне подмышку норовит, когда спит с нами…..

Проснулся я неожиданно резко, снова в постели рыжего кентавра, спящего лицом в подушку. Он мерно дышал и не собирался в скором времени просыпаться. Осторожно вынырнув из-под одеяла, дабы не разбудить неосторожным движением, побежал умываться. Утро только занималось, но кое-где уже виднелся дымок над печными трубами, хозяйки всегда встают рано. Вот и я разжег, не успевшую остыть с вечера печь. На кухне теперь пахло жизнью, ведь я отвоевал право на готовку у керы Ксары, миловидной женщины в годах, вообще она уже давно бабушка, и проседь в ее смольной гриве говорила о прожитых годах, но ее сила и оптимизм могли дать фору молодым.  Возможно, некая схожесть наших характеров и мой жизненный опыт послужили хорошую службу, и  кухня стала нашей общей обителью.  Ксара, не скрывая радости, учила меня готовить, печь хлеб и другим делам по хозяйству, которые обычно выполняет женщина. А кого ей еще учить, ведь ее внуки уже давно выросли, но вот беда, еще не обзавелись детьми.  Ее цепкий взор отмечал многое,  и вещи, сшитые мною, не остались без внимания. Особенно ее заинтересовала вышивка, по ее мнению выполненная почти профессионально, впрочем, не удивительно, этим делом я увлекался почти всю сознательную жизнь Полиной.  Андрей вовсе пребывал первое время в шоке, когда увидел в моих руках пяльцы с иголкой, поскольку  не мог сопоставить мой характер со столь кропотливым делом. Оценив мои навыки, кера со спокойным сердцем доверила мне большие отрезы различной ткани, нити, и швейные наборы матери Трегора, объяснила, как шьют традиционную одежду кентавров, так что теперь, приютивший меня,  был обшит мной. Правда первое время он ворчал, что я не экономлю на рукавах, даже более того расшиваю их с особой тщательностью, но быстро осознал, что переубедить меня невозможно в этом деле. Только я чувствовал, как при взгляде на расшитые широкие манжеты рукавов, что  по  сути должны обхватывать все предплечье до локтя , у него теплело на сердце, а ведь о своих намерениях я ему еще не рассказывал. Речи о руках не заводил вообще, и в первую очередь вызнал у Келис и Ксары причину того, почему он не пользуется «граблями» - искусственными заменителями рук, обычно из дерева с наложенными на них плетениями очень похожими на сетку управления големов. Узнал, понял, осознал в какой заднице мой друг, нет, способность конечно крутая, антимагия, но в данном разрезе проблемы, заноза здоровенная.  Но не отчаялся, найдя сами протезы, рассмотрел плетение и понял, что можно сделать круче, правда, для осознания пришлось хорошенько потрясти пространство Варваса на предмет наличия книг по магии крови. Сразу после этого возникла проблема ужасно плохой сочетаемости дерева и крови в процессе создания кровной привязки рук - заменителей, единственным приемлемым  материалом было железо, поскольку в самой крови оно присутствует. Я бы, конечно,  предпочел настоящие руки, ну где их взять, тут не каждый третий или даже десятый донор подойдет, нужно учитывать не только совместимость с организмом кентавра, как разумного, и это даже в первую очередь не соответствие физическим параметрам, типа длины рук, массы мускулатуры и эластичности тканей, хотя без этого тоже никуда. Основная проблема заключалась в совместимости энергии, наполняющей наше тело, ведь при ее несоответствии, даже при совпадении других параметров, руки вскоре потеряют контроль, и начнется отторжение приобретенных конечностей. С железом же можно договориться, вернее мы договорились с кузнецом, ориентированным на изготовление доспехов. Не отрицая возможности вернуть кентавру живые руки,  заказали часть доспеха от наплечника до рукавиц, а вернее латных перчаток, в которых все части были подвижными. Мастер, узнав для кого мы стараемся, взялся за дело с таким рвением, что первый прототип был готов еще месяц назад, но я его забраковал, поскольку вязь плетения, которую нужно было выгравировать на латах, не ложилась на конструкцию, а крепления были рассчитаны немного неправильно, все же рук у кентавра нет. Пришлось добавить воротник, а цельные наплечники поделить на нахлестывающиеся друг на друга пластины,  переходы от одной части к другой сделать плавней. Сегодня должен быть готов второй вариант «железных рук».



Никола Ребрек

Отредактировано: 18.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться