Аполлинария

Размер шрифта: - +

Часть 26: Неожиданность

 

Я так устал от боли, которую слышу и чувствую, босс. Я устал от дорог, устал быть один, как воробей под дождем. Устал от того, что никогда ни с кем мне не разделить компанию и не сказать, куда и зачем мы идем. Я устал от ненависти людей друг к другу. Она похожа на осколки стекла в мозгу. Я устал от того, что столько раз хотел помочь и не мог. Я устал от темноты. Но больше всего от боли. Ее слишком много. Если бы я мог сам со всем покончить!

Зеленая миля (The Green Mile)

 

 

 

Трегор

 

Наконец-то, в дали показался Керн. Сама поездка прошла хорошо, вопросы решили, заказы взяли, но эти три дня мне откровенно не хватало одного мальчишки, как говорят, к хорошему быстро привыкаешь. Была бы моя воля, я бы не единой ложки пищи не из его рук не принял, не позволил бы никому заплетать и мыть меня, даже женщине. Эти три дня дали понять, что Поль стал неотъемлемой для меня частью жизни, моими руками, моей семьей. Все его шутки и подколы, странности и тайны были такими не важными по сравнению с его ненавязчивым присутствием в моей жизни, что я был готов простить ему все, хотя до этой поездки строил планы пусть легкой, но мести.

 Чем ближе мы приближались к городу, тем быстрее мне хотелось попасть домой, где меня ждет ужин и горячая парушка. Представлял, как в привычном молчании пройдет ужин, как с шутками у меня будут интересоваться деталями похода, как будет смеяться мальчишка, охаживая меня веником, поддав жару. Но в самом Керне еще час ушел на отчет главе города, причем, на совете не было моего племянника Инмара, что обычно присутствовал на каждом совете.  После доклада спросил Ратовина, отца Инмара, по совместительству главу города, о причине отсутствия отпрыска. Его ответ мне не понравился, по какой-то причине, он уже два дня живет в моем доме, присматривает за мелким вампиром, и, не желая оставлять Поля без собственного догляда, отказался присутствовать.  При выходе из города же напоролся на Келис, с ее слов и вовсе казалось, что ее старший брат был, втянут толи в авантюру, толи в какой-то заговор против нее Айгосом и Полем.

- Сначала они новый доспех для брата все вместе придумывали. В день твоего отъезда, последняя примерка была, а вечером брат в ночную ушел, но домой не вернулся. Кер Халин где-то умудрился ногу подвернуть и дома мрачнее тучи сидит. Айгос у тебя и керы Ксары околачивается, перебегая от дома к дому. Я пару раз пыталась выведать, что в твоем доме творится, да брат зыркнул на меня своими глазищами, сказал, чтобы под ногами не мешалась, и придал ускорения, чтобы не лезла, а мне жуть как интересно, что они там такого творят, что даже брат ввязался.  А вот Поля я видела еще до твоего отъезда, поди, опять за книжки засел, как в зиму было, - в отличие от племянницы, чувствовавшей лишь ущемление интересов, в моей душе поселилось беспокойство. Я очень надеялся, что в руки этих троих попал интересный трактат по истории магии или типа того, столь увлекший компанию, об остальном старался не думать, но, как назло, в голову лезли мысли о том, что мальчишка мог заболеть, сломать ногу, или его снова пытались убить.  Под влиянием немного панических мыслей, домой я скакал во весь опор, не заботясь о сохранности сумок еле державшихся на мне.

Влетел во двор, распугав по дороге соседских кур, чтобы столкнуться взглядом с крайне удивленной тяпкой младшего сына Халина, выходящего из дома.

- С возвращением Трегор, - немного пришибленно поприветствовал меня парень, кося глазом вглубь дома. Атмосфера мне не нравилась все больше, не верилось мне, что вездесущий Поль, не учуял моего появления, но при этом не вышел встречать. Следом за Айгосом показалась кера Ксара.

- Ужин сготовила, молока принесла, парушка топится, почти все готово, думаю, с остальным сладите сами. О, Трег, с возвращением, - всплеснув руками, ко мне подскочила кера и смяла в объятьях.  – Как хорошо, что ты вернулся, а то наш негодник чудит, третьи сутки ни черта не ест, уже и с лица спал, мрачный все ходит. Мы уж его и одного оставить боимся, - запричитала женщина, растирая слезы по щекам. Чуяло ведь мое сердце…

- Все будет хорошо. Разберемся, не переживай, шагай домой, - как мог мягче попытался утешить женщину, стремясь скорей зайти в дом, увидеть мальчишку. На удивление, кера быстро со мной согласилась и вполне спокойно покинула двор, лишь тяжко вздыхая и громко шмыгая носом, на весь двор. От этого звука сразу вспомнилось, как за пару дней до отъезда Поль умудрился разбить мне нос, сам виноват. Мы с ним только распарились  и вышли из парушки, чтобы окатится прохладной водой перед вторым заходом, как мальчишка поскользнулся и заехал мне ковшом, что держал в руке, кровь так и хлынула из носа, ее роток потом еще долго не могли остановить, естественно второй заход в парушку отменился.  Тогда мне было смешно, что как воин я не сумел увернуться, а даже более того, сам подставился под удар, рванув вперед в бесполезной попытке спасти мальчишку от падения. Виноватое выражение лица, вправляющего мне нос мелкого вампира, так и стояло перед глазами. Он забавно водил носом принюхиваясь к крови, даже облизнулся пару раз, держа холодное полотенце на котором расцветали красные пятна, но что с него взять наследство родителей не исправить. Интересно, какое выражение будет у него при моем появлении…

Мальчишка нашелся на внутренней террасе. Облокотившаяся плечом о столбец, как и прежде худая фигура Поля была неподвижна, ветерок трепал выбившиеся из давно не переплетавшейся косы волосы. Полузакрытые глаза следили за соседской кошкой, решившей поиграть во внутреннем дворике моего дома. Его лицо было почти столь же болезненно бледным, как и при его появление здесь пол года назад, а темные круги добавляли ему лет. В душе сразу же шевельнулся червячок непонятной вины, но интуиция настойчиво уверяло, что все это из-за меня…



Никола Ребрек

Отредактировано: 18.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться