Аполлинария

Размер шрифта: - +

Часть 29: Последствия

 

Нет «правильно» и «неправильно»... есть только последствия твоих действий.

Californication

 

Элей тур Ранар

Вот уже второй день наблюдаю за тем, как напивается ребенок. Глядя на этого тщедушного парня с хмурым выражением лица, сидящего за столом замковой кухни, на котором расположился взвод кружек, можно решить, что он сурово сводит вместе брови в думах, какого вина еще ему выпить.  Но не только я, хотя лично наливал ему вовсе не алкогольные напитки в кружки, подходил проверить, не хлещет ли он что-нибудь крепкое, но ничего отдаленно напоминающего взрослый напиток в них не было…

 Причину странного поведения моего друга я не знал, поскольку тот не произнес ни слова с момента появления в моей вотчине…

Было еще раннее утро, домовые и то только встали, принялись разводить огонь в печах, заводить тесто, да греть воду. По въевшейся с годами привычке я, не показываясь никому на глаза, вошел в кухню, через служебные двери, дабы разогреть, приготовленный с вечера,  завтрак для работающих  в замке разумных на должностях горничных, поваров, садовников и подобных необходимых для полноценной жизни замка местах. Каша в большом котле уже зашипела, когда домовые начали заносить свежие хлеба, принесенные из пекарни, от чего по кухне разлился запах пробуждающий желудок еще не отошедший ото сна. Кухонные шустро накрыли стол в столовой для трудяг замка и отдельно стол на кухне для поваров, и приступили к трапезе. Завтрак проходил в тишине нарушаемой лишь бряканьем ложек, и редкими фразами просьб что-либо передать…

Доев пшенную кашу, облизал начисто ложку. Дожидаясь когда румяная домовушка Росица в ажурном фартучке разольет по кружкам травяной чай и подаст к столу, обвел взглядом лица вкушающих завтрак, или как я сидящих в ожидании горячего напитка.  Все давно знакомые лица домовых, новеньких на кухне давно не появлялось, думалось мне, пока Стяжин не отклонился от стола, что позволило мне разглядеть хрупкую фигуру мрачного Поля.  Он без особого аппетита ковырялся в каше, больше размазывал ее по тарелке, нежели отправлял в рот. Его отстраненный, безжизненный взгляд смотрел в одну точку, пока ему не подали чай. Он принюхался к кружке,  и лишь  намек  на улыбку коснулся его губ, каша была окончательно забыта, и теперь в мире существовал лишь мальчишка и кружка с приятно пахнущем напитком. Я поймал взгляд Стяжина, направленный на меня и мотнул головой, спрашивая, что случилось с юным полувампиром, в ответ домовой лишь пожал плечами, с выражением крайнего недоумения на лице. Подходить во время общей трапезы я не стал, его появление в замке, не было чем-то новым, пусть и оставалось загадкой то, как он в него попадает, будучи в деревне в двух днях конного перехода. Но через несколько минут последние из завтракавших, допив чай, поднялись из-за стола и убрали за собой опустевшую посуду. А мальчишка продолжал цедить из кружки, оставаясь каким-то потерянным. Я встал со своего места и подсел к нему.

- И чего мы такие мрачные, мой друг, - стоило мне спросить, как его брови сошлись у переносицы,   а губы сжались в ниточку. Он шумно вздохнул, но не ответил, замкнувшись в себе.

С тех пор и сидит, глуша литрами бульоны, молоко, кровь, чай, кисель, все что ему бы не поставили перед носом, хорошо хоть польза от этого есть. Отъедается, или вернее сказать отпивается. Все же качественно его организм перерабатывает продукты питания. Всего два дня усиленной жидкой диеты и в прошлом осталась болезненная бледность, а на щеках проступил румянец. Ведь стоило нам отметить то, что он пьет все, чтобы ему не налили, всей кухней старались подсовывать протертые супчики попитательней, да поразнообразней. Ягодные кисели, в которых больше всего было витаминов, порой были столь кислыми, что не уступали свежему лимону, но парень пил их не морщась. Домовушки пичкали его самыми противными отварами лекарственных трав, крайне полезных для детского организма, но в силу ужасного вкуса самых не любимых детьми. Мужички домовые специально для него добывали на скотобойне парной крови, а в хлеву сдаивали молоко у коров, что давали самое жирное и вкусное.  В общем, хлопотала вокруг него вся кухня, домовые обмолвились, что даже княжна рядом крутится, пусть  увидеть мне ее было не в силах, я верил им. После упоминания почившей матушки нашего князя, мне стало понятно, откуда Поль знает обо всем происходящем в замке, ведь призраку не ведомы границы. Вероятно, и о предателях он узнал от ходящей за гранью бытия живых. Непрост, де Арура, ой, как не прост.

Просидев весь день за столом, поздним вечером он исчез из кухни, и вообще из замка, домовые специально проверяли, прошерстив каждый угол. Только каким образом и куда, было неизвестно. Конечно, мы предполагали, что  в деревню кентавров, куда он возвращался и до этого. Но слишком странное состояние Поля заставляло волноваться, при всей его благонадежности и самостоятельности. Лишь утро следующего дня успокоило мои тревоги его присутствием за большим столом, где он продолжил свои вчерашние вливания, свой безалкогольный загул.

 Трегор

Во сне кто-то передо мной извинялся. Еще снились холодные глаза Поля и жаркое пламя. Хм, снились? Неужели меня спасли? Или это мир посмертия? Нет, ну не может же в нем быть такой же подушки, пахнущей ромашкой. Этот имперский выкормыш собственноручно запихнул в нее мешочек с травами. При воспоминании об этом ублюдке, захотелось разорвать свою любимую подушку, от одной только мысли, что он к ней прикасался. Ткань подушки затрещала и в комнате случился снегопад из пуха, а ведь он приложил руку ко всему в моем доме. Злость затмила разум, что я даже не задумался, как сумел разорвать подушку.

- Очнулся,  - ненавистный детский голос, прозвучал от двери. Детский ли? В душу все больше закрадывались подозрения насчет его личности. Он спокойно стоял, опираясь плечом о косяк, бледный с темными синяками вокруг глаз, но теперь его болезненный вид вызывал лишь злорадство. Я застыл, всматриваясь в его лицо, на котором не было ни капли сожаления, хотя эмоции вновь приводили его в движение.  Вот даже брови удивленно подскочили, но через миг глаза опустели, а лицо превратилось в бездушную маску.



Никола Ребрек

Отредактировано: 18.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться