Апп, или Блюстители против вредителей!

Размер шрифта: - +

продолжение от 17-06-2017

  - Своеобразный обычай, - суховато оценил мастер Лаэрон звучание своего имени в иномирной интерпретации, - Но вернемся к более распространенным, студентка. Я ожидал от вас реверанса - самой известной формы приветствия девушкой старшего мужчины.

 

  'А раньше сказать нельзя было, чтобы дурой меня не выставлять?' - мысленно вздохнула Янка и исполнила требуемое приветствие, как умела. Кажется, у нее неплохо выходило это странное приседание в юбке. Все-таки горгулья учила второкурсников на совесть, да и с Лисом девушка тренировалась.

  Учитель скептически оглядел студентку и чуть скривил идеально-очерченные губы:

  - Еще раз! Двигайтесь более плавно, спину держите прямо, подбородок вверх. Сгибаться и имитировать передвижение на карачках - это гоблинский ритуальный поклон. Его отрабатывать пока не надо.

  Янка приседала еще семнадцать раз, колени уже начали похрустывать, а ноги подрагивать. Нехитрое на первый взгляд упражнение оказалось более невыносимым, чем полоса препятствий от Тэобаля и Леоры. Или это все из-за критического ока мастера-эльфа вышло? Наконец учитель, то ли добившись приемлемого результата, то ли отчаявшись приблизить исполнение к недостижимому идеалу, велел:

  - Достаточно. С завтрашнего дня рекомендую начать посещение факультатива по танцам. Иначе, студентка, вам будет сложно воспроизводить многие общепринятые жесты ряда рас. Движения слишком резкие, не хватает пластики. Садитесь. Продолжаем занятие.

  Янка поникла и, как оплеванная, вернулась за свой стол. Лис и Хаг сочувственно вздохнули, но лезть на рожон, отстаивая честь напарницы, не стали. По сути, ни одного грубого слова мастер студентке не сказал. Только дал практические рекомендации, а что делал он это таким тоном, будто в дерьме валял, так интонации к делу не пришьешь, а полезешь на защиту, еще неизвестно, кто больше огребет. Горе-защитник, или сама жертва шоковой эльфийской педагогики. Вот Машьелис явственно чуял возможную опасность, потому лишь скрипнул зубами и остался сидеть, а Хаг в сердцах ударил кулаком в ладонь под столом и тоже не двинулся с места. Да и, по чести сказать, понадеялись друзья, что после таких занятий всю романтическую дурь у Янки из головы вышибет.

  Преподаватель между тем принялся за 'допрос с пристрастием и пытки' прочих студентов блюстителей. Ириаль досталось за неумение контролировать оскал при имитации встречи с оборотнем. Вампирша обнажила зубы слишком сильно, явив краешек десны, что категорически не рекомендовалось. Оборотню Авзугару нагорело за нечаянную демонстрацию тыльной стороны запястья, являющуюся для вампира любезным предложением подкрепиться...

  В целом, за первую половину занятия прекрасный Айриэльд Тианэрильдович успел потоптаться по мозолям каждого студента, выдал замечания по всем демонстрируемым жестам и приемам знакомства, и торжественно пообещал плотно поработать с блюстителями, дабы они не позорили его златую голову и сохранили на плечах свои во время исполнения будущих миссий.

  Как бы то ни было, но после удара колокола, возвещавшего окончание пытки, замордованные студенты выходили из аудитории с удивительным ощущением истины: оказывается, есть в АПП кто-то, кого можно ненавидеть сильнее Ясмера с его Основами Мироздания и Историей Игиды.

  Пусть мастер не издевался над студентами, не оскорблял и руки на них не поднимал, но его хлесткие и точные замечания удовольствия жертвам не доставляли. Романтические взгляды и вздохи по дивно-синеглазому мастеру Лаэрону также остались в прошлом практически у всех студенток. Увы, Янка, к собственному глубочайшему сожалению, к числу освобожденных от флера романтики не принадлежала. Скрежетать зубами от разносов эльфа и одновременно балдеть от его синих глаз у несчастной девушки получалось куда удачнее, чем приседать в реверансах.

  - Ох, суров батюшка, - выдохнула Янка, выйдя из аудитории, и потрясла головой.

  - Чей? - услыхал слова сокурсницы и невольно заинтересовался Еремил.

  - Стефаля нашего, старосты, - ответил вместо напарницы Лис.

  - Вот бедняга! - искренне посочувствовал молодому эльфу парень.

  - А нас тебе не жалко? - изумился и одновременно возмутился Машьелис. Встав напротив высокого Надалика, он нарочито утрированно задрал подбородок и выпятил грудь.

  - Нас тоже жалко, - охотно согласился Еремил. - Но нас мне жалко раз в цикладу, а его, страдальца, постоянно.

  - Резонно, - отступил дракончик, соглашаясь с выводами собеседника. Прочие студенты, прислушивающиеся к разговору, заулыбались. Такова природа практически любого разумного любой расы: всегда приятно узнать, что кому-то в этой жизни повезло меньше, чем тебе.

  - Стефаль очень хороший. Наверное, его даже такому отцу упрекнуть не в чем, - задумчиво предположила Янка.

  - Этот найдет, - хохотнул Картен, мотнув головой в сторону двери. - Айриэльд Тианэрильдович, кха. И как ты, Ян, язык-то не сломала от такого сочетания. В узел завязывается, чище чем от гномьей речи.

  Народ с готовностью захихикал. Впрочем, улыбочки быстро вылиняли с лиц блюстителей, когда дверь в аудиторию распахнулась и прохладно-строгий голос преподавателя повелел:

  - Студентка Донская, зайдите. Остальных не задерживаю.

  Лис округлил глаза, молча спрашивая у напарницы, чего возжелала от нее тиран, а та лишь пожала плечами и снова, проклиная саму себя, покраснела до корней волос.

  Аккуратно притворив за собой дверь, Янка бросила быстрый взгляд на учителя. Тот просканировал ее взглядом и проронил:

  - Не стоит строить планы на моего сына.

  - Нас шэ-дар соединил в команду, - виновато принялась оправдываться девушка. - Стоит ли ее разрывать, мастер Айриэльд? Мы, конечно, младше, но постараемся Стефаля не подвести. Честно-честно! Декан нас обещал потренировать...



Юлия Фирсанова

Отредактировано: 11.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться