Арагон

Размер шрифта: - +

Глава 37

Дэн старательно тянул шею, высматривая Эльзу в первом ярусе среди приглашенных на коронацию, но безрезультатно. Они с отцом, вместе с другими эрлами и их наследниками, наблюдали церемонию с самых верхних ярусов, ниже по ниспадающей ярусы занимали остальные лорды и леди, в первом же ярусе находились все приглашенные.

Среди гостей практически не было иностранных делегаций, что очень удивляло Громова. Александр объяснил ему, что коронация на Арагоне — это всего лишь логичное завершение процедуры принесения всенародной присяги, проведенной накануне. И является делом исключительно внутренним, можно сказать даже личным.

А личные отношения подданных и их государя никоим образом не касаются галактической общественности, поэтому специально никто никого не приглашал. Нет, конечно, если вдруг кто-то изъявит желание поприсутствовать, милости просим. Если успеете. Потому как ждать никого не будем. Егор от такого рационального подхода пришел в полный восторг.

Огромный Тронный зал императорского дворца был переполнен, но и он не мог вместить всех желающих. По всему Арагону с экранов общественного оповещения, громадных мониторов, установленных на площадях, в парках, кафе и ресторанах подданные арагонской короны могли наблюдать волнующую церемонию коронации молодого государя. И им оттуда наверняка было видно гораздо лучше, чем Дэну.

Отец время от времени бросал на сына косые взгляды, но пока помалкивал. Может, думает, что тот выглядывает Ваниссу? К своему стыду до сегодняшнего дня Дэн так и не сдержал обещание, данное отцу, но, справедливости ради, в этом была не только его вина. Сандро просил поучаствовать в подготовке коронации, и Дэн не мог отказать. Да и не собирался. Даже с радостью ухватился за просьбу друга, радуясь в душе, что теперь у него есть официальная причина оттянуть разговор с Ваниссой Берн.

Разговор предстоял неприятный. Дэн уже триста тридцать три раза прокрутил его в голове в различных вариациях. Выходило все равно плохо. Очень плохо. А что хорошего в том, чтобы объявить девушке, что все прошлое было ошибкой и он, Даниэль, только сейчас понял, что такое настоящая любовь? Дэн всего лишь собирался сказать Ваниссе правду, а по всему выходило, что он со всех сторон как есть распоследний мерзавец.

Хотя после той памятной ночи, когда отец и эрл Берн брали штурмом площадь, они больше не виделись, а потом Дэн и вовсе улетел с планеты. Но слова отца задели Дэна, особенно его смутил портрет на полстены. Интересно, откуда отец знает? И что там за фото? Как на нем Дэн получился? Обычно, если свет падает чуть слева, у него тогда нос кажется больше. Лучше, когда освещение прямое, и он тоже смотрит прямо, слегка склонив голову набок…

Тут Дэн заметил Багиру. Оглушенный масштабностью торжества, тот не сводил глаз с трона, возвышающегося на семиступенчатом подъеме, у подножия которого стоял молодой император — «отличный, душевный парень, хоть и задохлик». Выросший на Земле, где царило прямое народовластие, Багира никак не мог понять, для чего народу Арагона нужен император и почему народ не может сам управлять государством.

— Целая планета не должна принадлежать одному человеку, — рубая воздух рукой, горячился землянин-демократ.

— Арагон не принадлежит мне, Сергей,— терпеливо объяснял ему Сандро,— я лишь несу ответственность за него перед своими подданными.

— Это ты решил, что они твои подданные?

— Они сами присягнули мне во время всенародной присяги. Это необязательная процедура, никто никого не принуждает.

— А эти ваши эрлы, чем они лучше других? Аристократы, голубая кровь?

— Ничем не лучше. И кровь у них обычная, как у всех людей. Просто их предки были первыми, кто высадился на планету, это дань уважения и признание их первенства. Эрлы выбрали монархию и императора. Первым всегда непросто. Арагон сейчас такой, как есть только благодаря им. Вообще-то, я тоже эрл…

— А если завтра твои подданные передумают, что ты будешь делать? Если они объявят, что император им больше не нужен? — не сдавался Багира.

— Если девяносто процентов арагонцев решат заменить монархию демократией или чем-то другим, я в тот же день сниму корону и сожгу Тронную книгу из огневой пушки, — пожимал плечами Сандро и задумчиво добавлял: — Правда, она не горит. Надо узнать, может ее лучше сбросить с посадочной площадки?

— Нынешняя всенародная присяга показала девяносто шесть процентов, — подливал масла в огонь Дэн. Багира закатывал глаза, пытаясь переварить услышанное.

— Изыди, холоп, — назидательно говорил ему Громов, треская приятеля по затылку, — нечего государя почем зря тревожить.

Дальше они обменивались малопонятными репликами, переходящими в легкую потасовку. Дэн с Сандро смеялись до слез. Дэн все-таки выяснил, что значит второе имя Багиры. В тех местах, откуда он был родом, к собственному имени добавляли имя отца, совсем как на Арагоне. Только звучание было несколько непривычным.

— А Егор, значит, будет Данилович. Данилыч по-нашему, — поведал Сергей. Так и прилепилось к Громову. Весь штат дворца, включая имперскую охрану, теперь именовали его только так.

— Какой я вам Данилыч, — отбивался Егор, — совсем сдурели, что ли?

— А как иначе, ты же у нас герой, герой Арагона, вон тебе государь орден приготовил. А ты хочешь, чтобы тебя Егоркой называли? Нет, брат, все, смирись, — успокаивающе похлопывал его по плечу Багира. — Егор Данилыч и точка.

— Без проблем, — разводил руками государь, когда Багира отходил на безопасное расстояние и не мог их слышать, — полностью согласен, Кристиан Арман намного благозвучнее.

— Шантажист, — сердито бубнел Громов, — мелкий зловредный шантажист.



Тала Тоцка

Отредактировано: 06.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться