Арагон

Размер шрифта: - +

Глава 38

Церемонимейстер объявил пару: император Александр и… Диана Ориден? Вот это поворот! Дэн не удержался и тихонько присвистнул. Пара вышла на середину зала. Диана, бесспорно, была изумительна, но больше его удивили знакомые черные глаза-уголья. Дэн смутно припомнил, что Сандро что-то говорил ему о новой даме, с которой он откроет бал. Как он мог забыть?

А девица-то под стать брату. Эдакое совершенство с полыхающим пламенем в глазах. Знакомый холодок внутри безошибочно предсказывал Дэну может и не проблемы, но то, что сестрица и братец Оридены не дадут Бадалоне скучать, так это без сомнения. Уж на что Сандро стойкий, и у того в глазах зажегся огонек.

Танец завершился, и Дэн отметил, что Сандро с большой неохотой выпустил руку Дианы. На середину зала потянулись пары, снова полилась музыка, и Дэн с Ваниссой поплыли в танце. Ванисса наслаждалась музыкой и, прикрыв глаза, с головой погрузилась в танец, а Дэн смотрел на нее, не отрываясь.

Теперь она была совсем близко. И казалось, это так естественно, что ее рука лежит в его руке, а другой он крепко обнимает ее талию, прижимаясь гораздо ближе, чем того требуют приличия. Дэн вспомнил их последнюю встречу, когда она плакала у него на груди, а потом уснула, а он тогда был в одних джинсах… Горячая волна жаром обдала с головы до ног. Да что это с ним сегодня творится, в самом деле? Сначала Оридена чуть не придушил, теперь эти воспоминания лезут в голову ни с того ни с сего…

Но поделать с собой Дэн ничего не мог. Качнулись на повороте, и он прикоснулся губами к виску Ваниссы. Знакомый аромат заполз в ноздри и что-то сотворил в его голове, какую-то кашу, и теперь перед глазами только и мелькали картинки, как они целуются в его флайере, в ночном клубе, в ее комнате… Ванисса открыла глаза, и Дэн обнаружил, что он наклонился совсем близко, но отстраниться не было ни сил, ни желания.

Теперь они кружились глаза в глаза, Ванисса обвила одной рукой его шею, а другая лежала у него на плече. Танцующие вокруг пары переговаривались, смеялись, а они просто смотрели в глаза друг друга и молчали. У Дэна язык словно раз в десять потяжелел, он и хотел бы поговорить, да не получалось. Ванисса же, казалось, просто отдается музыке, но нечто в ее глазах, в самой глубине говорило Дэну, что портрет в ее комнате не просто так занимает полстены.

Один танец сменял другой, но Дэн этого совсем не замечал. И очень удивился, когда рука Ваниссы соскользнула с его плеча, а сама она повисла на шее у подошедшего Винира.

— Поздравляю, ты самый настоящий герой! — ее глаза сияли, и Дэн почувствовал ощутимый укол в сердце — на него она не смотрела с таким восхищением. Винир обхватил ее своими длинными руками и поцеловал в макушку:

— Спасибо, птичка, ты потанцуешь со мной? Дэни, отлипни от девушки хоть на один танец.

Дэн с трудом подавил гнев и желание отбросить его руки от Ваниссы, и запоздало припомнил рассказы Винира, что в их команде народных мстителей Ванисса была автором и мозговым центром, и что половиной своих ночных кошмаров Салливан был обязан именно ей.

«У нее в голове таймер, Дэн, она по секундам может все рассчитать. Нам несказанно повезло с сестренкой Ллойда», — говорил Винир. А он уж чуть было в драку с приятелем не полез. Но то, что у них с Виниром было что-то личное, связывающее их друг с другом и к чему Дэн не имел отношения, неприятно задевало.

— Один танец, — нехотя согласился он и отошел в сторону. И тут же отметил, что для друзей-соратников они уж слишком прильнули друг к другу. А потом со стыдом вспомнил, что так и не нашел Эльзу и поплелся к выходу, пытаясь остудить мозги и хоть как-то собрать себя в кучу.

Эльзу он обнаружил в компании императора на ступенях дворца. Она была со своей обычной прической и в праздничном, но простом платье. Бледная и уставшая, она пыталась утешить дочку, а Сельма упрямо размазывала по щекам горькие слезы. Дэн явно многое пропустил, он подошел к компании и встал позади Александра.

— Мамочка, ну пожалуйста, давай еще немножко побудем, — плакала Сельма, — я так хотела посмотреть на фейерверк! Или можно я сама останусь?

— Доченька, но я не могу оставить тебя одну, — говорить Эльзе явно было нелегко. Прав был доктор, ей стоило избегать многолюдных мест, но как откажешь императору? — А его величество не может с тобой играть, он должен танцевать со своими гостями, это же его бал.

— Сударыня, здесь на один квадратный метр столько охраны, что вы можете совершенно не переживать за дочь, — раздался голос Громова. — Оставьте ребенка, пусть еще погуляет. Если вы мне доверяете, я присмотрю за ней,  я ведь не танцую.

— Точно! Эльза, оставь ее с Егором. Мне и правда нужно еще хотя бы десяток танцев со всеми на свете перетанцевать, а мой телохранитель как раз без дела болтается, — насупившийся было император воспрял духом. Он присел возле Сельмы на корточки. — Ты обещаешь слушаться капитана Громова? Он тогда станет на этот вечер твоим личным охранником.

Сельма улыбнулась сквозь слезы и из-под влажных ресничек стеснительно посмотрела на Егора.

— Вот и хорошо, давай вытрем глазки, — Сандро рукавом мундира вытер мокрые щеки малышки.

— А когда я вырасту, ты все равно будешь танцевать со всеми этими тетками? — спросила она. Багира так и покатился со смеху, Громов сердито шикнул.

— Они мои гостьи, это правила хорошего тона, — серьезно ответил Сандро, — но с тобой мы конечно будем танцевать больше всех. А пока ты мне хотя бы до пояса дорасти!

— Ты очень высокий, — грустно вздохнула Сельма, — у меня быстро не получается.

— Ладно, не морочь ребенку голову, — вмешался Егор и протянул  девочке руку, — идем гулять. А после фейерверка будет торт, я видел на кухне. Там целый дом, а не торт!



Тала Тоцка

Отредактировано: 06.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться