Аргона. Том 2. Сложно быть (с) Богом

Глава 12. Зарида.

Глава 12. Зарида.

Закутавшись в длинный плащ, скрывающий стройное, и подтянутое тело, с трапа корабля спустилась смуглая девушка в странном для многих народов головном уборе. Странном для всех, кроме империи Кхадишар, так как он был в форме именно кхадишарского трезубца. Обод, идущий дугой от одного уха к другому, удерживал конструкцию из трех зубцов, два из которых, были выгнуты как стенки коньячного бокала и направлены вверх и вперед. Центральный же удерживал копну густых черных волос, уложенных в аккуратную прическу. Такой «ободок» могли позволить себе только избранные аристократы империи, коей и являлась наследница трона. Так же статус путешественницы подчеркивала небольшая свита и следующий за девушкой ящер бахш. Зарида, дочь императора Наргхеша, единственная в своем роде, сумевшая приручить этого опасного хищника, а потому была всегда узнаваема по одному лишь его присутствию. Как ей это удалось никто даже не догадывался, а если кто-то и догадывался, то помалкивал. 

Бахши, которых чаще называли пустынными драконами, представляли собой крупных ящеров, напоминающих комодских варанов, но ростом примерно с овцу и с небольшим рогом на носу, как у носорога. Меньше, чем ездовые ящеры, но много опаснее. Опасность именно этого вида заключалась в ядовитой слюне. Малейшее попадание в кровь грозило мучительной смертью за считанные мгновения. А с учетом того, что в пасти находилось несколько десятков пильчатых зубов, даже малейшая царапина от них могла привести к летальному исходу. Славились эти ящеры своим агрессивным поведением, нападая на противников в десятки раз превосходящих свой собственный вес, известны были и случаи нападения на людей. 

Но не менее агрессивным поведением и дурным характером славилась и дочь императора. А уж сколько душ она погубила к своим тридцати семи годам и вовсе не сосчитать. Многие при дворе считали ее очень опасной и неуправляемой личностью, идущей на поводу у своих прихотей и низменных желаний. Собственно так оно и было на самом деле. Вот только все ее желания крутились вокруг одного аспекта — желания большей власти и силы. И для достижения этой цели наследница могла пойти на что угодно. Так и сейчас, последовав неожиданному и непонятному приказу отца, она вынужденно отплыла из столицы, но бездарно и праздно тратить время, как большинство влиятельных имперцев, не собиралась. 

— Зарида! Девочка моя, рад приветствовать тебя в наших краях! — протянул пухлые ручонки в ее сторону мужчина неприятной наружности. Лысеющий, толстый, старающийся перебить вонь собственного пота дорогим парфюмом. Он возглавлял небольшую процессию, встречающую гостью.

— Наместик Кирфас! Сколько же мы с вами не виделись? — подойдя и притворно приобняв, чмокнула мужчину в щеку девушка. Ее ящер злобно зашипел, выпуская наружу раздвоенный язык и несколько капель тягучей слюны.

— Джинки, фу! Это свои, — быстро остановила она зверя. — Дядя, я думала, что мой приезд должен быть тайным?

— Так и есть, юная госпожа, но ты взяла в поездку ящера, так что новость о прибытии разлетелась еще до того, как вы отплыли из Нуйи.

— Эх, но и не взять этого милашку я не могла, — указала она на недовольного ящера. 

— Да-да, я все понимаю.

— А это кто? — обратила свой взгляд дочь императора на девушку за плечом Кирфаса.

— Это моя дочь, Сумали, — представил двадцатипятилетнюю девушку наместник. 

Титул наместника в империи Кхадишар соответствовал баронскому в Южном и Западном королевствах. Но помимо всего прочего, наместник был двоюродным братом покойной матери Зариды, что способствовало его неформальной манере общения с племянницей и даже с самим императором.

— Сумали? Боги! Сколько же времени я здесь не была? Я помню ее совсем ребенком. Да я и сама тогда была не старше нее. 

— Все так, со смерти твоей матушки, моей сестры, минуло семнадцать лет. За это время очень много поменялось не только в империи, но и у нас.

— Дядя, ты забываешь, что твои земли так же часть империи.

— Разумеется, но нет! Я всегда помню и буду помнить об этом, дитя. Мой пост, титул и земли, этим всем я обязан твоему отцу и империи. 

— Конечно, а мы тебе за регулярные сборы налогов, зерна и рабов. 

— Жалко, что ты не решалась приехать раньше, тебе здесь понравится. 

— Даже не сомневаюсь в этом, дядя. Кампи, это ты? — обратилась она еще к одной девушке, стоящей позади толстяка, к потомственной шаманке при дворе наместника. 

 — Да, госпожа.

— Даже не думай обращаться ко мне подобным образом, мы же подруги! Для тебя я просто Зарида. Я и забыла, какая ты красавица! все же магические зеркала не передают всех красок, как при живом общении. Девочки, уверена нам с вами не придется скучать эти недели!

— Уверен, что так и будет, Зарида, — вмешался в разговор Кирфас, — моя дочь, как и ты, с недавних пор интересуется шаманизмом. Думаю, вы найдете много совместных тем для общения. 

— Немного? Господин Кирфас скромничает. Сумали очень талантливая шаманка, еще немного и она обгонит в развитии меня! — заметила Кампи.

— Ого! А вот это уже интересно, — воскликнула Зарида. — Если она хотя бы вполовину так хороша, как и ты, тогда нам и впрямь будет о чем поговорить. Я собираюсь навестить каргу и мне потребуется ваша компания на пути к болотам.

— Я надеялся, что ты останешься во дворце, — недовольно протянул наместник. — Наргхеш ясно дал мне понять, чтобы ты никуда не высовывалась, по крайней мере несколько недель. 

— Прости дядя, но я не знаю насколько останусь тут, а потому, не собираюсь упускать ни дня. Ну, не дуйся, — подбодрила она поникшего толстяка, — погощу во дворце пару дней. Вспомню детство, придамся ностальгии, поброжу по дворцу. Могу я остановиться в покоях матери?

— Разумеется. Я знал, что ты захочешь остаться там и распорядился, чтобы все подготовили. 

— Тогда в путь?

— Да, можно выдвигаться, — сказал мужчина, перед этим приказав служащему распорядиться насчет багажа Зариды.



Toshiro

Отредактировано: 05.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться