Арход. Жезл Ктора

9. Катавасия с дверями

Я устала от бесплодных препирательств. Села в соседнее кресло и попросила:

- Лесс, после обеда, кажется, остался компот. Может, ты принесешь его сюда? Пить очень хочется.

Он неподдельно восхитился:

- Да ты нахалка! Я тебе тут кто? Слуга?

- Садовник, насколько я понимаю.

- Вот именно. Как садовник, я могу нарвать тебе букет прекрасных роз! А за компотом, будь добра, сбегай сама!

Кажется, он отчего-то был сердит. Я не стала злить его еще больше, пожала плечами, встала и пошла к двери.

Однако открыть ее не сумела. И так, и сяк дергала за ручку. Не открывается, и все тут!

Наконец, устав, обернулась к Лессу:

- Дверь заперта!

Он снисходительно посмотрел на меня, поднялся и открыл-таки злосчастную дверь.

Я удивленно посмотрела на Лесса. Перевела взгляд на дверь. Ничего не сказала и пошла за компотом.

Дошла до обеденной залы, уже не удивилась, обнаружив полупрозрачные двери запертыми. Через матовое стекло увидела: стол убран. Значит, Бац унес остатки обеда в кухню. Эх, знать бы еще, где эта кухня находится!

Скорее всего, как и в других замках, на нижних этажах.

Я потопала по коридорам, длинным, извилистым. По пути разглядывала портреты, висевшие на стенах. Видимо, тут изображены бывшие владельцы замка. Мужчины в дорогих мантиях, дамы в пышных платьях. Галерея заканчивалась портретом молодого человека. Я вгляделась в черты лица. Очень похож на Лесса, разве что помоложе и без шрамов на щеке. Если бы не знала, что Лесс – садовник, подумала бы, это он и есть. А может, некромант всего лишь дальний обедневший родственник? Пожала плечами и пошла дальше.

В конце коридора обнаружился закуток с узкой деревянной лесенкой, ведущей вниз. Ну вот, где-то тут наверняка находится кухня.

Лесенка оказалась старой, скрипучей и шаткой. Уже сомневаясь, что спущусь в подсобные помещения – Баца такие ступеньки вряд ли выдержит – все же продолжила спуск. Пролет, еще один. Теперь передо мной темнел проход, из которого тянуло холодом, сыростью и мышами. Я нерешительно шагнула вглубь коридорчика. И вдруг на меня из тьмы накатила такая волна ужаса, что я задохнулась и едва устояла на ногах. Ни минуты не медля, повернулась и понеслась вверх. Ступени стонали; кажется, одна из них треснула, и я едва не полетела назад. Выскочила в коридор и побежала дальше. Пару раз повернула.

И вдруг с размаху налетела на неспешно двигавшегося навстречу Баца. Увы, я поздно его заметила, поэтому не успела затормозить, боднула его головой и выбила из рук поднос, полный посудой. Град из ложек и вилок обрушился на мою голову и завершился небольшим душем.

Я слизнула капли, оказавшиеся сладкими. Ну, вот и попила компотику.

Кажется, на подносе вреди прочей посуды находилась перечница, потому что мы с Бацем принялись одновременно и очень громко чихать. Меня от его чиха чуть не сбило с ног, но я все же постаралась устоять.

- Извини, Бац, - сказала между чихами. – Я как раз… апчхи! Искала тебя!

Он пробурчал что-то неразборчивое и принялся собирать посуду. Я присоединилась. Наконец мы собрали все ложки, вилки и ножи, уложили их на поднос, поднялись. Кувшин укатился под кривоногий низкий столик. Я достала его и с сожалением констатировала, что компота не осталось совсем. И чего бы хозяевам не приобрести кувшин-непроливайку?

Бац взял из моих рук кувшин и тревожно спросил:

- За тобой гнались?

Я подумала:

- Кажется, нет.

- Тогда зачем меня сбивать? Я только-только почистил приборы. Теперь все начинать заново.

- Извини, - снова сказала я. – Я пошла за компотом… Но, вижу, его больше нет. А ты не скажешь, как пройти в библиотеку?

- Пошли, - тролль потопал по коридору, а я засеменила за ним.

Вскоре мы дошли до знакомой дубовой двери.

- Вот, - кивнул на нее тролль, все еще хмурый.

- Спасибо, - я примирительно улыбнулась и потянула за ручку.

Ничего. Дверь не открылась.

Тут меня осенило:

- Слушай, Бац. А скажи, утром дверь в мою спальню была заперта?

- Нет.

- А ты не удивился, что я стучала, вместо того, чтобы просто открыть дверь?

- Нет.

- Почему?

- Хозяин тоже всегда стучал, когда хотел, чтобы я пришел. Я думал, это хозяин.

- Так ты думал, стучит хозяин?

- Да.

- Поэтому испугался, увидев меня, и закричал?

- Я не испугался. Я удивился.

Ну, ладно. У троллей это так называется, я знаю. Они никогда не признаются в собственном страхе. Могут удивиться, засомневаться, поразиться, но испугаться – никогда!



Натали Синегорская

Отредактировано: 13.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться