Арход. Жезл Ктора

16. Община. Покушение

Работа в прачечной оказалась тяжелой. Надлежало стирать постельное белье и «костюмы садовников», которые меняли раз в три дня. Пропахшие потом, покрытые пылью – занимались-то общинники упражнениями на свежем воздухе - а то и заляпанные пищей и грязью, отстирывались они с трудом. К тому же, приходилось таскать ведра с водой, а до того – доставать ее из колодца, крутя ворот руками. Такой дикости я не видела уже давно. В городе, да и в близлежащих деревнях в прачечных и ванных комнатах, да и на огородах тоже, установлены артефакты-качалки. И только в общине таскают воду руками. Видимо, это тоже чему-то способствует. Может, профилактика плоскостопия?

Первый день, правда, оказался более-менее свободным. Для меня не нашлось лишнего рабочего корыта, и ворчливая комендантша пробухтела, мол, к завтрему непременно отыщет, а пока натаскай воды и свободна.

Освободилась я ближе к ужину. А вечером решила поболтать с соседками по «камере».

Сперва перемыли кости наставникам – кто симпатичнее, кто кому нравится. Потом я пыталась узнать, чем занимаются на первой ступени, но они отмалчивались, сказали только, что дали подписку о неразглашении. Ну, ничего себе порядочки!

И тут я спросила, совершенно не ожидая услышать положительный ответ:

- Девчонки, может, знаете, кто разбирается в старинных рунах?

- Я разбираюсь, - ответила Гусия.

- Да ладно, - я не поверила в такую удачу. – Слушай, а ты не можешь попробовать расшифровать одну надпись?

- Давай.

Давать-то и нечего. Тубус остался у Вариты. Я, конечно, могу воспроизвести руны по памяти, но на чем?

- Есть бумага и карандаш?

Санви залезла в тумбочку и вытащила тетрадку. Протянула мне, сказала смущенно:

- Иногда стихи сочиняю. Постарайся их не читать, ладно?

- Ладно, - согласилась я и, взяв у девушки тетрадь и карандаш, принялась по памяти восстанавливать руны.

Через некоторое время протянула тетрадь Гусие. Та взяла, посмотрела, и брови ее поползли наверх.

- Что?! – воскликнули мы с Санви.

- Это очень древний язык, - сказала Гусия. – Никто не пользуется им уже несколько столетий. Или тысячелетий. Ты воспроизвела так называемые письмена загорных троллей.

- А ты-то откуда их знаешь? – недоуменно спросила Санви.

- Я специализируюсь на вымерших языках, - с гордостью сказала Гусия. – А загорники – это вообще мой любимый. Стихи на нем, правда, получаются, не очень звучные, но заклинания – ого-го!

- А это что? Заклинание!

- Нет, - Гусия засопела носом. – Тут написано не совсем… э-э-э… В общем, ты уверена, что правильно вспомнила? Потому что если тут убрать вот эту тильду, то смысл коренным образом изменится.

- Не надо ничего убирать. Все правильно. Что оно означает-то?

- Первое слово означает слабоумную особь женского пола. Второе – особь женского пола, родившуюся от смешанного брака…

- Слушай, - не выдержала я. – Может, обойдемся без всех этих особей? Просто переведи, как считаешь правильным.

Гусия засопела и сказала:

- Глупая полукровка, хоть ты и принцесса, все равно умрешь.

- Все умрут, - многозначительно сказала Санви. – А кто эта принцесса?

- Тут не сказано.

- Значит, это не заклинание? – уточнила я.

- Нет, тут отсутствует необходимое для заклинаний последнее слово, соответствующее нашему «есть» или «так». Я думаю, это просто послание.

- Кому? – спросила Санви и посмотрела на меня. – Тебе?

- Нет, я просто его переписывала.

- Куда? – не поняла Гусия.

- На пергамент.

- Зачем?

- Откуда я знаю? Дали заказ, я и сделала.

- Ой, девочки. А, может, это предостережение о готовящемся нападении?

Угу. О подставе.

Ух, как мне хочется знать, кто этот таинственный заказчик!

- Вообще-то, - сказала Гусия, - загорники не писали на пергаментах. Все больше на пальмовых листьях.

- Почему?

- Да потому что тролли ни за что не стали бы скот переводить на бумагу. Они его тупо сжирали целиком!

Мне тоже не давал покоя этот клятый пергамент. Толстый, тяжелый. Будто внутри него что-то спрятали.

Но что?

Я закрыла глаза и вспомнила концерт и беседку. Пергамент лежит на столе. Я пишу на пергаменте.

А под столом находится усилитель магической энергии. Что он должен усиливать?

Конечно, энергию! Луч убийцы, тонкий, едва заметный и неуловимый ни одним поисковиком.



Натали Синегорская

Отредактировано: 13.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться