Арход. Жезл Ктора

22. Институт. Общежитие

В Кленовом Доле я пробыла всего один день, зато успела сделать много полезного. Убедить деда, что все закончилось благополучно, рассказать о родственниках, живущих в Каменном Доле, дать слово, что Кайрим больше не будет ни убивать эльфов, ни устраивать провокации на границе. Рассказала и о Варите. Обещала привезти ее в Дол как можно скорее – все-таки убийцей флейтистки была она. Кажется, дед поверил не всему и не до конца, но, тем не менее, направил королю Сенталии ноту со снятием всех претензий и возобновлением мирного сосуществования. Мне выделили коня, навьючили на него две сумки с подарками и проводили до границы. И я отправилась в институт – завтра начиналась учеба.

При въезде в город конь внезапно захромал и я, заметив кузницу, решила в нее заглянуть. Спешившись, вошла в помещение, огляделась и вскрикнула от удивления. Прямо над горном, рассыпая яркие искры, сидела красная птица.

- Фенька! – заорала я так радостно, что кузнец от неожиданности выпустил молот.

Птица, распушив хвост, слетела с «насеста» и уселась на мое плечо.

- Так это ваша птичка? – удивленно спросил кузнец, подбирая орудие труда.

- Моя.

- Наконец-то нашлась хозяйка, - он вздохнул с облегчением. – Очень уж с ней хлопотно. Прибилась к кузне, а мне и выгнать жалко, и боюсь, как бы пожара не случилось. Забирайте.

Перековав коня, добрый кузнец вручил клетку для Феньки, и мы поехали дальше.

Наверное, я представляла собой странное зрелище – девица на коне в эльфийских одеждах с криво подстриженными волосами, да еще с огненной птицей на плече. Тем не менее, прохожие не шарахались, а улыбались. Кое-кто махал рукой. Я махала им в ответ. Настроение было радужное – и от практически законченного дела, и от возвращения домой, и оттого, что блудная птичка нашлась.

В одном из дворов я заметила гнома, копошащегося в грядках, вспомнила свои мучения в саду у Лесса и улыбнулась воспоминаниям. Гном поднял голову, увидел меня, улыбнулся, сорвал с куста розу и бросил мне. Я поймала цветок и прицепила к платью. Во дворе показалась дородная гномиха, нахмурилась, и мне пришлось ретироваться как можно быстрее, чтобы не присутствовать при сцене ревности.

Сдав коня на попечение институтскому конюху, я взвалила на плечо сумки и пошла в свою комнату.

Соседки по общежитию были на местах. С одной из них, Ольяной, мы жили весь прошлый год. А вот вторая соседка оказалась новенькой. Она копошилась в тумбочке спиной ко мне, а когда выпрямилась и повернулась, я радостно вскрикнула.

Это была Гусия.

Ольяна окинула меня взглядом и насмешливо сказала:

- Вижу, ты тоже поддалась всеобщей моде.

Я оглядела платье. Ничего особенного, обычный эльфийский наряд.

- Я про прическу, - пояснила подруга. -  Все как помешались на ассиметричных коротких стрижках. Говорят, последний писк. Называется «эльфийская принцесса». Вроде бы в Кленовом Доле такую моду ихняя наследница ввела. По слухам, девица объявилась недавно, а до этого скиталась где-то далеко. Эльфы считали пропавшей, а кое-кто даже мертвой, а она возьми и объявись!

Значит, слухи бежали впереди. Интересно, что еще насочиняли длинные языки?

- Правда, в цирюльнях стригут поаккуратнее, - продолжила Оьяна. - А тебя кто обкорнал?

Знала бы она, кто и при каких обстоятельствах. Я вспомнила ржавые садовые ножницы и вздохнула.

Гусия подошла и осторожно потрогала Фенькин хвост. Птичка ответила несколькими недовольными искрами.

- Ух ты, феникс, - восхищенно пробасила Гусия. – Привет, Юсти. Значит, ты тоже тут живешь?

- Это ты тоже, а я уже второй год, - сказала я и обняла подругу. – Не знала, что ты учишься в нашем институте.

- Перевелась из института редких языков, - пояснила та. – Тут перспективы лучше.

- Я рада.

Я действительно была очень рада. Устроила Феньку в клетку, кинула на кровать футляр с жезлом, распаковала сумки – девчонки с изумлением смотрели, как я достаю эльфийские лакомства и сувениры – и принялась расспрашивать Гусию о событиях в общине.

- Да ничего особенного не произошло, - поморщилась та. – Старейшины постарались замять обстоятельства исчезновения Кайрима, но Лесс, когда поправился, все нам рассказал. Многие не верили в коварства лидера, уверяли, что ты и есть та самая преступница, которая провоцировала конфликты с эльфами, но им не очень-то верили. Один из старейшин возглавил общину, приказав, чтобы все оставалось как при Кайриме, пока он не появится сам или не поступит известие о его гибели. А когда ты возникла во время гимнастики, началось такое… Кто-то кричал, что тебе верить нельзя и ты провокаторша, кто-то настаивал, мол, все необходимо проверить. В общем, община раскололась. К Кайриму ведь немного людей ушло, правда?

- К сожалению, немного, - вздохнула я. -  Но он надеется, что добровольцы еще найдутся.

Все, что могла, я сделала. Отправила в Кайри-Маст часть общинников, а следом – несколько десятков сельскохозяйственных орудий. Рано или поздно деревня возродится, но теперь это была не моя забота, а головная боль Кайрима. Впрочем, он, как мне показалось при нашей последней встрече, наконец-то счастлив, хотя с эльфами до сих пор не желает поддерживать никаких отношений.



Натали Синегорская

Отредактировано: 13.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться