Арход. Жезл Ктора

24. Замок. Болезнь князя

- Что?!

Я так и подскочила на месте.

- Повтори, что ты сейчас сказал!

- Ты все правильно поняла, - ответил он. – Не надо кричать. Повторяю. Я уверен в личности убийцы.

- Но почему… Почему ты молчал раньше? Давай вернемся, и ты все расскажешь дознавателю и декану! Или хотя бы кому-то одному.

- Нет, - тихо, но твердо сказал он.

- Почему нет?!

- Есть причины. Вернее, одна причина. Поэтому я должен попробовать разобраться сам.

Странная мысль пришла мне в голову. Я спросила:

- Ты… все еще любишь ее, да? Хочешь сам найти убийцу и покарать?

- Что? – Лесс нахмурился. – Послушай, Юсти, у тебя слишком богатое воображение. Знаешь, что? Я, пожалуй, пойду.

Он было развернулся, намереваясь уйти, но я снова вцепилась в его руку:

- Послушай, Лесс. Я помню, как ты помог разобраться с моим делом. И очень, очень благодарна тебе за это. Теперь пришла моя очередь помогать. Расскажи мне все. Доверься. Ведь я же, несмотря на сомнения, тебе доверилась.

- У тебя не было выбора, - сказал некромант. – А у меня есть. То есть, тоже нет. Я никому не могу рассказать о своих догадках, потому что многое непонятно самому. Почему меня искали именно у Вариты? Проще было бы дождаться, когда я приду в замок. Хотя… возможно, он боится Баца.

- Кто такой этот «он»? – настойчиво повторила я. – И почему этот таинственный «он» не мог подождать тебя, скажем, возле калитки, не заходя в замок, если Бац нагоняет на него такой страх?

- Извини, Юсти, - Лесс аккуратно высвободил руку, - я, правда, не могу сказать.

Я бы, возможно, продолжила настаивать, но тут увидела бегущих в нашу сторону Сероль и Алежура. Проводив некроманта обеспокоенным взглядом, осталась дожидаться друзей.

- Юсти, это правда? – подбежав, взволнованно заговорила Сероль. – Варита мертва? Говорят, ее растерзал дикий зверь, то ли кабан, то ли дракон. Ты там была? Видела?

- Никакого кабана я не видела, - поспешила я успокоить подругу. - А драконов не бывает.

- Насчет драконов готова поспорить, - сказала Сероль, – но спор отложим на потом. Что произошло?

Я вкратце, скрывая особо кровавые подробности, рассказала подруге о произошедшем.

- Дружок какой-нибудь постарался, - высказал предположение Алежур. – Поди, из той же секты, которая эксперименты проводит.

- Может, и дружок, - кивнула я.

- Расскажи лучше, как закончилось твое дело, - попросила Сероль.

Мы устроились на ближайшей скамейке, и я рассказала, опуская незначительные подробности.

- Ничего себе, - только и повторяла Сероль.

Алежур отругал меня за то, что я не убила Кайрима и всех его гадких старейшин. Ну, и половину общинников в придачу.

- Вот это всегда успеется, - успокоила я друга. – Я ведь знаю, где он сейчас живет. В любое время явлюсь и уничтожу. Правда, не вижу в этом смысла.

- Он убил твоих родителей, - не унимался Алежур. – Как ты могла такое простить?

- Не могла и не простила. Но смерть – это самый легкий выход для него. Пусть возрождает свою деревню.

Я представила, как стремящийся уничтожить всех эльфов Кайрим сражается с неисчислимым полчищем сорняков, и улыбнулась.

Сероль о чем-то задумалась, потом сказала:

- Ты говорила, тот общинник, ну, которого Кайрим уничтожил с помощью жезла… он не сгорел? Просто исчез?

- Просто исчез, - кивнула я.

Она снова задумалась. Потом неуверенно сказала:

- Что-то я такое слышала… Не про твой жезл, а вообще. Есть, говорят, артефакты, что не убивают, а переносят человека в иной мир. Действуют они как красная кнопка на твоем жезле: вот только что человек был, а потом раз – и его нет.

Теперь задумалась я.

Очень похоже, что кнопка «убей живое» действует именно по этому принципу. Почему нет? Жезл сделали родители, и, если я до этих пор еще могла недоумевать, отчего они создали столь опасный артефакт, то после сказанного Сероль все встает на свои места. Те, на кого направлен луч, не исчезают вовсе, а переносятся… Куда?

- Куда, ты говоришь, они переносятся? – спросила я.

Сероль пожала плечами:

- Не знаю.

Пока мы болтали, прошло, по моим ощущениям, часа два. Дед все еще заседал у декана. Толпа возле преподавательского корпуса то уменьшалась, то увеличивалась. Приехала похоронная карета, забрала тело.

Наконец появился дед. Я попрощалась с друзьями и подбежала к Бадриэлю. Он выглядел утомленным. Сказал, обняв за плечи:

- Милая девочка, сегодня тебе выпало нелегкое испытание. Очень сочувствую. Предлагаю вместе пообедать… Ой, нет, наверное, уже поужинать.



Натали Синегорская

Отредактировано: 13.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться