Арход. Жезл Ктора

25. План и его осуществление

- Лесс, твои опасения не имеют под собой никаких оснований, - сказала я не слишком уверенным голосом.

Мы сидели в библиотеке. Передо мной на столе лежали книги. Много книг о медведях-оборотнях.

- Не имеют, говоришь? – Лесс открыл передо мной одну из книг с жуткими иллюстрациями. – А ты почитай, почитай. Он превращается в зверя не по своей воле – и рад бы не превращаться, да не может остановить перекидывание, когда оно начинается. Он не помнит, что происходило с ним в зверином обличье. Иногда он является весь в крови и плачет от страха, потому что не знает, чья это кровь и кого он убил на этот раз. В лесу пару раз находили трупы. Один из них при жизни был охотник-любитель. Его оторванная голова валялась в нескольких метрах от тела. Как думаешь, кто мог ее оторвать?

- Настоящий медведь, - не очень уверенно сказала я.

- В наших лесах не водятся медведи… Раньше не водились. Юсти, пойми, мне страшно. Очень. Но не за себя. Даже если кто-то приказал ему убить своего сына… Даже если он меня убьет… я уверен, на этом не остановится. Будут еще жертвы, и много. Я не знаю, что делать дальше. Найти и убить собственного отца? Человека, который меня воспитал и дал образование? Который укладывал спать, читал на ночь сказки и пел колыбельные? Ты ведь знаешь, отцы-одиночки не имеют привычки посвящать себя ребенку. Они нанимают нянек, сиделок, воспитательниц. Мой отец был не таким. Он все делал для ребенка сам, лишь изредка оставляя с Бацем. Иногда я удивляюсь, как у него на все хватало времени. И его – убить? Да я лучше вернусь в общину к Кайриму.

- Неплохая мысль, - сказала я, и Лесс удивленно вскинул голову. – Я бы и сама вернулась. Хочется поприглядывать за особо ревностными адептами, как бы чего не наворотили, уж больно отрицательный посыл заложил Кайрим в основы общины. Но сейчас, думаю, не лучшее время для возвращения.

- Согласен, - проворчал Лесс. – А для чего сейчас лучшее время?

- Для решения твоего вопроса.

- И… каково оно?

- Пока не знаю.

Мы замолчали и погрузились в раздумья.

То, что рассказал Лесс, и вправду было настолько ужасным, что мои собственные беды и горести потускнели и показались несущественными. Итак, все началось около двух лет назад. Князь Фейрир заболел внезапно. В ту ночь Лесс проснулся, разбуженный жутким воем, будто в замок забежал зверь и теперь мечется в поисках выхода. Парень выбежал в коридор и наткнулся на Баца, которого тоже встревожили странные звуки. Как оказалось, они доносились из спальни старшего князя.

Когда дверь спальни открылась и показалась мохнатая лапа с длинным острыми когтями, Лесс ничего не понял. Он даже не стал убегать. И лишь увидев огромного медведя, идущего к нему на задних лапах, попятился. Зверь сделал быстрый выпад в сторону Лесса. Взмах лапой – и щеку парня обожгло, будто огнем. Он закричал от ужаса – медведь, почуяв запах крови, не остановится, пока не разорвет жертву.

К счастью, на помощь пришел Бац. Гигантскому троллю не составило большого труда схватить медведя за лапы, скрутить, запихнуть обратно в спальню и запереть дверь.

Двери в замке крепкие, медведю после долгих усилий удалось выбить лишь одну доску. Но когда Лессу начало казаться, что зверь вновь вырвется на свободу, наступило затишье. Не сразу Бац решился открыть дверь в спальню. А когда все же открыл, увидел, какой там царит беспорядок. Вещи разбросаны, кое-какая мебель переломана. В центре комнаты прямо на холодном мозаичном полу лежал без сознания князь. Тролль перенес его в кровать и сидел рядом, пока хозяин не очнулся. Князь ничего не помнил из ночного происшествия и был немало изумлен беспорядком в комнате.

Услышав из уст сына о своем превращении, князь не поверил в ночное происшествие и долго возмущался таким диким выдумкам. Но последующие несколько дней, когда из мебели в спальне уже практически ничего не осталось, заставляют хозяина замка всерьез задуматься. Да, Бац позаботился о безопасности – поставил на окна спальни толстые решетки, отремонтировал дверь и покрыл ее толстым слоем железа. На ночь спальню закрывали снаружи. Однако перекидывания начали происходить и днем. Как-то раз хозяин умудрился вытоптать половину огорода в погоне за Лессом, пока не появился Бац.

Придя в себя, то есть, обернувшись человеком, князь задумался о кардинальном изменении своей жизни. Понимая, что в замке ему жить опасно – не для него, а для сына – он вместе с Бацем прорыл длинный подземный ход, ведущий из замка в глубину леса (во время первого пребывания в замке я наткнулась именно на него), а недалеко от выхода построили небольшую избушку. К тому времени князь уже научился распознавать признаки приближающегося «перекидона» и загодя уходить в лес. Со временем уходы участились, и вскоре князь Фейрир окончательно переселился в избушку. Бац доставлял туда провизию и необходимые вещи.

Князь мог беспрепятственно пробираться в замок и обратно. Но и Бац, и Лесс видели его очень редко. Иногда, правда, ощущали последствия визитов – по запаху, по следам когтей.

На жизнь Лесса после того первого раза отец больше не покушался, а Бац по своей природной силе вполне мог совладать с бывшим хозяином. И тем большим ударом для некроманта оказалось признание Вариты о жаждущем его смерти страшном звере.

- Может, это все-таки не он? – спросила я.



Натали Синегорская

Отредактировано: 13.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться