Арход. Жезл Ктора

27. Кленовый Дол. Минус князь

- Какой занимательный артефакт! Что это, милое дитя?

Дознаватель Восном с жадным интересом смотрел на жезл в моих руках.

Я покачала жезлом как дубинкой:

- Значит так, инспектор. Запомните несколько несложных правил. Ни меня, ни вот этих двоих, - я кивнула на Лесса и Баца, - старайтесь не раздражать. Иначе окажетесь примерно вот в таком состоянии.

Восном перевел взгляд на куль с князем и очень убедительно закивал. Сказал:

- Но ведь вы не забыли, милое дитя, у меня к вам есть ряд вопросов.

- И милым дитем тоже не дразнитесь, - пробасил Бац.

- Я не… Ничего такого. Не дразнился, - затараторил Восном.

- Куда его теперь? – спросила я Лесса, имея в виду князя.

- У меня к вам несколько вопросов…

Восном вклинился между нами и вертел головой, как ученая собачка, что ходит на задних лапках и никак не понимает, отчего никто не желает кинуть ей кусочек мяса.

- Вопрос первый. Милое ди… То есть, уважаемая принцесса. Осмелюсь поинтересоваться, где вы находились момент смерти госпожи Вариты…

- Думаю, обратно в институт не стоит, - ответил Лесс, отодвигая Воснома в сторону. – Если, конечно, мы не хотим пополнить тамошние морги еще парочкой трупов.

Клетчатый подумал и, почесав карандашом в затылке, вновь пошел на приступ:

- О чем первом вы вспомнили, узнав о смерти госпожи…

- Я предлагаю к эльфам, - сказала я.

- К эльфам? Почему к эльфам? Зачем к эльфам? – недоуменно застрекотал Восном.

- Заткнись, - внушительно сказал Лесс клетчатому, а потом обратился ко мне. – Почему к эльфам?

- Ну… я подумала, вдруг они смогут нам помочь. У дедушки много всяких книг по магии. Может быть, и про оборотней что-то есть. Про заклятья опять же.

Других предложений (кроме настойчивых просьб Воснома ответить на вопросы) не последовало. Поэтому я образовала портал, и через несколько мгновений мы стояли в гостеприимном Кленовом доле под дружеским прицелом полусотни эльфийских луков.

 

- Значит, говорите, оборотень?

Мы сидели в приемном зале дедушкиного парадного дворца. Светлейший Бадриэль на троне выглядел очень величественно. Восном от торжественности встречи на некоторое время впал в прострацию и даже прекратил приставать к кому попало, поняв, что здесь вопросы задает вовсе не он, и его дело – отвечать.

А посему тут же взял быка за рога. Под бдительным взором двоих стражников подошел к трону и таинственно сказал:

- Оборотень, ваше величество. Очень страшный и опасный.

Бадриэль обращался преимущественно к Лессу, а посему удивленно воззрился на клетчатого гнома.

- Дедуш… Светлейший Бадриэль, - сказала я. – Мы убеждены, что на отца Лесса наложено заклятие. Видишь ли, оборотнем он был не всегда. Первый раз перекинулся года два назад.

- И никаких признаков до этого не было? – спросил дед.

Я вспомнила витражи с медведями, поэтому однозначно ответить на дедов вопрос не решилась.

- У отца – нет, - твердо ответил Лесс.

- А у вашей матери?

Сей немудреный вопрос заставил Лесса задуматься. Наконец он произнес:

- Не могу сказать. Скорее всего, она не была оборотнихой.

- Вот как? То есть, точно вы не знаете?

- Я никогда не видел свою мать.

В зале воцарилась тишина.

Странно, что Лесс не упоминал о маме. Об отце он говорил мало и неохотно – понятно, почему. А вот про маму я не слышала от него ни единого слова.

Я нарушила молчание, осторожно спросив:

- Но… разве отец не говорил о своей супруге?

Лессу наши расспросы не очень нравились. Он хмурился, прятал глаза, чувствуя себя неуютно. Тут определенно крылась семейная тайна, которую он не хотел раскрывать.

- Поймите, Вилессандр, - мягко сказал дедушка. – Чем больше мы узнаем о ваших семейных секретах, о прошлом князей Фейриров, тем выше вероятность, что сможем помочь и вам, и вашему отцу.

Лесс кивнул головой. Сказал глухо:

- Это я понимаю. Но и вы меня поймите… Я ведь не знаю всего, что произошло.

- Мы вас прекрасно понимаем и не требуем невозможного, - в интонации деда слышалось искреннее сострадание. – Дело весьма деликатно, и…

- Нет, - перебил Лесс. – Не настолько оно деликатно… Хотя…

Он все-таки рассказал то, что было ему известно.

Итак, давным-давно, а точнее – незадолго до рождения Лесса, князь Фейрир, в ту пору одиноко проживавший в замке на окраине города, принимал у себя в гостях двух человек – своего друга по институту и его знакомого.



Натали Синегорская

Отредактировано: 13.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться