Арход. Жезл Ктора

29. В аспидном замке

Очнулась я от ледяной волны ужаса, которая окатила меня с ног до головы. Будто ведро воды с размаху выплеснули. Я трясла головой, хватала ртом воздух и задыхалась, потому что дышать в океане страха, в который я была погружена по макушку, очень и очень затруднительно.

Наконец удалось кое-как продышаться и открыть глаза.

Чернота. Вокруг царила плотная, густая, вязкая чернота. Может, у меня что-то с глазами?

Болела грудь. Я попыталась пошевелить рукам и ногами – ничего не вышло. Меня будто стянули веревками и прикололи к ледяной поверхности – спина соприкасалась с чем-то очень холодным.

- Эй, - сказала я и испугалась: голос мой звучал еле слышно, будто уши забиты ватой.

Принялась вспоминать, что произошло. Последнее воспоминание: мы катимся вниз, сбитые с ног воздушной волной.

Мы? Значит, я была не одна?

- Эй! – крикнула я.

Крик завяз в темноте.

Показалось или нет? Кажется, кто-то мне ответил. Или это всего лишь эхо?

Холодно. Как же здесь холодно.

Далеко внизу появилось небольшое световое пятно, словно отблеск солнечного луча проник через затуманенное стекло. Я потянулась навстречу пятну, пытаясь вырваться из неведомых пут, но боль обожгла запястья и щиколотки.

- Тихо, тихо, не дергайся.

В круг света шагнул черный силуэт. Я напрягла зрение, чтобы разглядеть, кто это. Может быть, Лесс?

Лесс! Мой друг Лесс, мой дорогой и практически единственный друг! Яркое воспоминание: мы катимся вниз, крепко взявшись за руки, Лесс пытается обнять меня, чтобы защитить от острых камней, но у него ничего не получается, слишком быстро мы несемся, словно падаем в пропасть. Последнее, что я слышала – его голос, отчаянный крик. Он звал меня по имени и кричал… кричал, что любит меня!

Нет, человек внизу определенно не был Лессом.

- Кто ты?

Вязкость как будто ушла, слова больше не глушились, и, кажется, тот, кто стоял внизу, прекрасно расслышал мой вопрос. Он коротко рассмеялся. И тут я его узнала.

Тип, что допрашивал меня в Шаат-торе. Черный человек.

Или не человек.

- Ты – брат трех женщин из пещеры, - догадалась я. – Ты – тот, кого называют черночелом.

Он кивнул:

- И еще я тот, кто посеял семена раздора между эльфами и деревенькой Кайри-Маст. Очень, очень жаль, что ты вмешалась, маленькая дурочка. Ты вообще в последнее время очень мешаешься. Сбежала из Шаат-тора. Зачем? Я на тебя обижен. Своим побегом ты здорово подорвала мою репутацию, между прочим. Начальник тюрьмы ничего не желал слушать. Этот глупый человек выгнал меня. Выгнал! Меня!

Он захохотал. Сказал, просмеявшись:

- Я и сам собирался уходить. Не думаю, что он обиделся на мою небольшую прощальную шутку… Не знаю, понравилось ли ему в шкуре заключенного, но и Малыш, и стражи, полагаю, получили массу удовольствия, забавляясь с бывшим начальником… Ах, с каким удовольствием я вспоминаю о годах, проведенных в Шаат-торе! Тюрьма возведена будто специально для меня. Годы, проведенные в ней, были лучшими годами в этом задрипанном мире! Когда я понял, что могу получать энергию, практически ничего не делая… Запас семян веселящего дерева стремительно подходил к концу, а распри и провокации без них устраивать весьма затруднительно. Так что тюрьма для магов – это просто кладезь для меня и моих сестричек.

Черты лица, что проступали сквозь тьму, напомнили жуткий, тошнотворный ужас, испытанный мной в пыточном зале Шаат-тора. И будто снова из меня начала вытекать энергия, вбираемая каменными стенами.

Наконец я поняла, что прикована к стене высоко над полом – то ли пещеры, то ли какого-то большого строения. А вот что делать дальше и как отсюда выбраться, сообразить не получалось. Синдром архода не подавал признаков жизни, позволяя энергии безвозвратно утекать. Значит, моей жизни ничего не угрожает? Или здесь синдром просто не работает?

Думай, Тинка, думай! Соображай.

Можно попробовать спровоцировать черного человека на нападение и проверить, активизируется ли арход. С другой стороны, эта провокация может стать последней в жизни.

Я решила потянуть время, а там, возможно, соображу что делать. Спросила:

- Где мы находимся?

- В моем замке, - охотно ответил он. – В аспидном замке. Симпатичное название, правда? Он так же черен, как змеи-аспиды. Он извивается в толще скал, как тело змеи. Да-да, мой замок – в самом сердце подземных галерей. Я обосновал его для себя и под себя. Иногда ко мне в гости спускаются мои сестрички, но в основном я здесь один.

- Тебе не скучно? Тут же пусто и холодно, как в склепе.

Я поежилась.

- Пусто? – в его голосе прозвучало искреннее изумление. – Тебе кажется. Здесь живут сущности тех людей и нелюдей, которые отдали нам свою энергию. Разве ты не слышишь их зловещий шепот? Они все – все! – жаждут отмщения. Вот только мстить им уже нечем. Ни тела, ни силы. Мы забрали у них все. Все!



Натали Синегорская

Отредактировано: 13.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться