Арка

Размер шрифта: - +

Глава 24. Когда казалось, что хуже быть не может...

Первая атака прилетела не из дома, как я ожидал, смотря на трещащий от ударов люк, а со стороны. Один из бойцов, окутанный свечением, запрыгнул на крышу и сходу набросился, замахиваясь оружием. 

Молот врезался в то место, где я находился секунду назад и продырявил крышу, разнеся балку в щепки. Перекатываюсь и ухожу от следующей атаки, прикидывая варианты сражения. Но бежать отсюда некуда. Это понимал я, это понимал он. 

Мужчина осклабился, готовясь к атаке. Я оказался почти на две головы выше его ростом, но уступал в плечах. Передо мной стоял настоящий снаряд, что так легко залетает на крыши домов. В скорости я быстрее, но значительно уступаю в силе. В этом и заключался мой шанс. 

Боец рыкнул, крутанул молот и нанес мощный удар. Я успел уйти с линии атаки и оружие врезалось в крышу, пробивая вторую дыру. Что-то внутри надломилось, опора под ногами рухнула и мы оба просели. Снизу донеслись крики боли и возмущения, а я воспользовался замешательством воина и полоснул его кинжалом. 

Тот дернулся, выпустил оружие и схватил меня лапищей, притягивая к себе. Железная хватка душила и готовилась разорвать. Кинжал вошел точно в шею, но даже со смертельной раной враг продолжал еще несколько секунд бороться, пока не издох. 

Его хватка ослабла, взгляд остекленел, а из рта выбежала тонкая струйка крови. Отбросив труп, я выбрался на остатки крыши и осмотрелся, что происходит вокруг. 

Рядом с головой пронеслась стрела и пришлось поспешно скрываться, но увиденного хватило, чтобы сделать выводы. 

Дрогцорвцы и эрмерцы пробились за стену и сейчас шла ожесточенная рубка на первых улицах. В крепости заранее подготовили баррикады, за которыми сейчас и скрывались, выбивая захватчиков из всех щелей, углов и укрытий. 

Дождь размывал реки крови, что обильно разливались по мощенным дорогам. Казалось, что крики боли превратились в один сплошной гул и будут резать нервы вечно. Я чувствовал, что почти каждую секунду кто-то умирает, как распадаются нити жизни. 

Эмоции сплетались в тугой комок, образуя настоящую вакханалию бури чувств. Я потянулся к нему, жадно впитывая и концентрируя. Собрав достаточно, сформировал мысленно жгут и стегнул по врагам. 

Видимые спецэффекты отсутствовали, но результат был заметен по поведению людей. Вот они сбиваются с шага, замедляются, удары теряют уверенность, а в глазах набирает обороты паника. То-то же, усмехнулся я. 

Укрытия и защитные сооружения сыграли свою роль. Враги понесли значительные потери и их атака захлебнулась. Но я видел с крыши, что они делают за стеной - разбирают препятствия и готовят путь для повторной атаки. 

В какой-то момент наступила патовая ситуация. Дрогворцы с эрмерцами осознали, что с первой попытки у них не хватит сил пробиться к храму, поэтому дружно отступили, заняв оборону у стены. Их оставалось около двух тысяч и я не понимал, в чем причина задержки. В то же время наших собралось где-то полторы тысячи человек, треть из которых была под посмертным ослаблением. 

Я оставался лежать на крыше дома и как будто оказался всеми позабытый. Силы почти вернулись и в случае чего смогу дать отпор, но спуститься вниз, после разрушения балок, не получится, так что еще предстоит найти выход, как это сделать. С другой стороны, я сейчас нахожусь рядом с вражеским войском и раз в час смогу наносить ущерб намерениями. Да и эмоции в ход пускать. 

Причина задержки быстро выяснилась. Захватчики решили перестроиться и скоординировать силы. Видимо в бою часть руководства погибла, что привело с смятению и ступору. Не удивлен, учитывая чудовищно низкую вероятность наличия хоть у кого-то подходящего опыта, чтобы командовать армией с применением сверх-способностей. 

К тому моменту, как дрогворцы с эрмерцами разрешили внутренние препятствия, моя способность почти откатилась. Двадцать минут ушло на рубку после прошлой атаки, когда боец с молотом пытался прикончить. А следующие полчаса обе стороны обменивались вялыми ударами, укреплялись на позициях и перестраивали силы. И вот сейчас началась новая волна ожесточенной атаке с попыткой прорвать заслон. 

Как только возможность ударить намерением откатилось, я принялся целенаправленно выискивать командиров и прикидывать, как нанести максимальный ущерб. 

В миг, когда лавина врагов почти разорвала оборону, с моих рук сорвались тонкие нити, что скользнули к врагам. В этот раз я решил сохранить глаза и перебить кое-что другое. 

Сколько может быть командирского состава на толпу в две тысячи человек? Прилично, если задуматься. Но я целил по самой верхушки, в тех, кто попался в поле зрения. 

Нити нашли свои жертвы и около тридцати человек рухнуло, уже не шевелясь. Они оставались в сознание, я чувствовал, как в них пульсирует жизнь, только вот в районе позвоночника виднелись разрывы. Жестоко и цинично парализовать людей, но этот способ по затратам оправдал себя. 

Без командования среди людей пронеслась паника и растерянность, среди которой мелькала злость и ненависть. Атака захлебнулась и, пользуясь случаем, я отобрал сильные эмоции, превращая их в слабости. Вот так вот, один человек склонил чашу весов на сторону защитников. Завязалась драка, где наши успешно давили захватчиков и смогли их отбросить обратно к стене. Наступил пат. Нас слишком мало, чтобы выбить всех. И им не хватает сил, чтобы удержаться или перейти в наступление. 

Две стороны откатились друг от друга зализывать раны. Я же откинулся на спину и развалился, рухнув без сил. Уж слишком много энергии забирает манипуляция эмоциями. 

Капли дождя падали на лицо, смывая выступивший пот. Шум в крепости затих и, казалось, что я лежу в одиночестве, а рядом никого. 

Идиллию прервали через пять минут. Я почувствовал, как силуэты жизни ворвались в дом и завозились на первых этажах. Неужто опять полезут? Одного взгляда на просевший потолок и завал хватило, чтобы осознать безнадежность этой идеи. Всю степень ошибочности предположений я прочувствовал, когда повалил дым. Да эти уроды собрались сжечь меня! 



Пастырь Роман

Отредактировано: 30.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: