Армагеддон: рекомендации к применению

Размер шрифта: - +

Глава 6. Гость.

Теперь, находясь в полнейшем одиночестве, Дмитрий понимал лживость часто повторяющихся слов, что приходилось не раз слышать на Земле. Великий винил в начале войны религиозные конфликты. «Их бог допустил бойню». Война была не по воле Бога и даже не по Его попущению, размышлял потерянный в небытии космоса инженер. Причина банальна - каждый человек понимал Бога немного по-своему, оправдывая себя. Вначале, договорившись с самими собой, что некоторые неэтичные поступки необходимы, люди взвалили на Творца груз ответственности, что он создал их такими несовершенными. И, конечно же, ввиду последнего аргумента, Бог обязательно простит их. А может, где-то и позволит попущение. Для этого они доказывали правоту своего видения Бога и почему он прощает им нарушение морали. Каждый нарушал таковой первоначальный завет по-своему. В конечном итоге у каждого наступила саоя правда. Правда необходимости уничтожить себе подобного.

Несладко пришлось и после войны. Линии фронта перестали существовать, но враги остались. Они везде. Каждый человек. Первым делом выживших пронумеровали, подвергли жесткому контролю. Встроенный под кожу чип должен спасти человечество от деградации – так считало руководство уже Единого Государства. Еды было мало и на всех не хватало. Но зато строилась система жизнеобеспечения. Такая, при которой отпадала необходимость думать. Буквально за два-три года образ жизни рядового гражданина изменился кардинально. Бывшая оборонка подарила гражданскому обществу множество полезных приспособлений для беззаботного существования. Люди отвыкали от присутствия Бога и начинали надеяться на свои силы.

Построить все заново оказалось легче, чем восстанавливать прежнее. Именно с этой миссией и был отправлен шаттл с командой, в которой остался один человек. Возможно, последний из всех, когда-либо живущих.

В стороне раздался шорох, довольно необычный для опустевшего и полуразрушенного корабля. Кулибин отвлекся от мыслей и, вооружившись баллоном от огнетушителя, последовал на звук.

Освещение на шаттле продолжало работать исправно – это радовало. Рык, подобный слышимому, средь пустынного корабля в кромешной тьме, свел бы с ума от страху. Цивилизация кончилась, экипаж мертв, а из дальних отсеков раздается рев демонов, что пришли и за его душой. Что Вы предпримете?

Дмитрий смело выступил в коридорный отсек. Свет, как и положено, поступал в каждый уголок. Это вам не какая-нибудь лампа накаливания из допотопной цивилизации! И даже не галогеново-неоновая дурилка двадцать первого века! То светила специально спроектированная для шаттла система, работающая по принципу люминесцентной лампы. Лучи света испускал наполняющий все пространство шаттла газ, пропуская через себя заряженные частицы. Краев у лампы нет. Весь корабль является единым цилиндром, содержащим смесь нужного газа. Штатная электроника, как ни крути, но вырабатывает магнитное поле, плюс волны вай-фая и прочих радиоузлов добавляют мощности внутреннему свечению. Ни один демон не скроется от глаз инженера!

Перебирая ногами как ластами, Дмитрий поплыл по остаткам воздуха в сторону складских отсеков шаттла. Шум стал более различим. То ли рык диких зверей, то ли треск от неисправности двигателя, а может, и вовсе зов исчадий ада. По мере приближения к эпицентру звука, Дмитрий пытался предположить его причину и возможные действия по предотвращению поломки. В случае неисправности двигателя действовать необходимо срочно. Осторожно подбираясь, инженер все более разубеждался в техногенной причине странных шумов. Уж больно живым казался звук, будоражащий пространство корабля.

Вот оно. Дверь продовольственного склада. Рычание исходило из-за нее. Как ему хотелось сейчас, как в старых довоенных фильмах, с ноги вышибить эту дверь, ворваться на склад, скомандовать притаившимся там инопланетянам «Выходить по одному с поднятыми руками». Реальность намного прагматична. Как бы он ни колотил в отсек, плотный металл не подастся и железному Шварцу. Набравшись спокойствия, Дмитрий набил код открытия на сенсорной панели, резко отпрянул в сторону, прикрываясь огнетушителем.

Без поглощающих звук преград, то злобное рычание превратилось в храп. К немалому удивлению, Кулибин увидел спящего человека арабской наружности. Незнакомец напоминал иллюстрацию «шахид» из учебника истории – небритого, в длинной мешковатой одежде и с неотъемлемым атрибутом – поясом взрывчатки. Террорист спал непробудно. Сопел с видом маленького гномика – немудрено после крепкого обеда, при котором съел половину запаса провизии космонавтов.

– Это еще что за зверь! – возмутился Дмитрий и залетел в склад. Расталкивая хаотично парящие раскупоренные тюбики с остатками еды, он подобрался к шахиду, аккуратным движением отстегнул пояс со взрывчаткой. После, словно пистолет, направил сопло огнетушителя на шахида. При попытке изъять непременный стильный атрибут террориста, Дмитрий столкнулся с крепко держащей оный вражеской рукой. Попытка резко вырвать гаджет провалилась, вызвав бурю негодований проснувшегося бородача. Закричав излюбленную прощальную фразу, возвеличивающую своего Бога, террорист попытался встать, но, не учтя невесомость, нелепо кувыркнулся в воздухе.

Кулибин выпустил залп из огнетушителя. Газ взъерошил мохнатую бороду, застлал глаза, отшвырнул его к противоположной стенке. Второй край пояса со взрывчаткой Дмитрий держал, как мог. Это помогло вырвать аксессуар у незнакомца. Не долго длилось преобладание в космической антитеррористической операции. Взволнованные влажные руки инженера не смогли удержать смерть в тротиловом эквиваленте. Баллон предательским шипением выпустил остатки газа и заглох. Инженеру ничего не оставалось делать, как отправить пустой огнетушитель точным броском в голову террористу. Едва поняв принципы ориентации в невесомом пространстве, бедолага получил хорошую затрещину, выкинувшую его в коридор.



Виктор Яиков

Отредактировано: 27.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться