Армагедец, или Валькирия & горгулья

Размер шрифта: - +

Глава 2

Поле осталось позади. Прошла по берегу озера, выбралась на дорогу. Трупов здесь было еще больше. То тут, то там путь преграждали бронированные машины и механизмы, явно военного назначения. Перед мостом остановилась, наткнувшись на невидимую преграду. Пройти дальше без усилий не получилось: завеса отталкивала назад, как соленая вода Мертвого моря кору пробкового дерева.

Пошарила рукой впереди себя: свет, исходивший от меня, в этом месте обрывался, наткнувший на темный мрак. Рука с трудом, но прошла сквозь завесу, не встретив физической материи, но я перестала чувствовать ее, словно она превратилась в тяжелый камень, став неподъемной.  Вовремя вспомнила, во сне такое бывает: пытаешься убежать, но как будто что-то держит. Ощущение — один в один. Остановилась, пытаясь справиться со страхом, который заставлял меня просыпаться.

Что может быть страшнее того, что я уже видела?

Я должна!

С силой погрузилась в завесу, шагнув вперед.

Метров пятьдесят ползла на четвереньках, преодолевая огромную свалившуюся на меня тяжесть. Воздух казался настолько плотным, что протаранить его я могла лишь головой, помогая всем своим телом и конечностями. Не позволяя себе сдаться, ползла вперед, царапая мост ногтями, борясь за каждый миллиметр, и когда, наконец, отпустило, я почувствовала себя размазанной по земле коровьей лепешкой. Тело отказывалось повиноваться, в голове — заложивший уши шум, и не было сил приподнять голову. Какое-то время валялась лицом в землю, удивляясь, почему не проснулась. Что-то не припомню, чтобы так уставала во сне.

Внезапно шум в голове начал отдалятся. Я поняла, что слышу его. Слышу снаружи: он ворвался в сознание и сразу привел меня в чувство. Тело стало моим. Пошевелила пальцами — слушаются. Подняла голову, и зажмурилась: глаза резанул яркий свет. Тьма осталась там, за барьером. Завеса висела за спиной, выпуская короткие плети, словно пыталась нащупать упущенную жертву.

Ага, щас, отвали, Мерзость! Отползла от греха подальше…

Я лежала на мосту из гранитных красных и белых плит — широкий, местами в трещинах, с высоким парапетом, массивными перилами и каменными статуями мифических животных на постаментах. Справа открывался прекрасный вид на озеро, слева низвергался и с шумом разбивался о скалы где-то внизу водопад, скрытый облаками из мельчайшей водной пыли. В небесной лазури плыли легкие розоватые облака, рассеивая и преломляя солнечный свет. Солнце еще оставалось за пределами видимости, но блики его уже отражались на водной глади озера и реки за водопадом солнечными зайчиками. Широкая река внизу прокладывала свой путь широкой лентой, разрезая надвое живописную долину, упирающуюся в высокий горный хребет. По обе стороны от нее, насколько хватало глаз, раскинулись предгорья скальных выступов, обширные густые леса и цветущие луга с многочисленными стадами животных, пощипывающими травку.

Мирная картина…

Если не смотреть на завесу с радужными маслянистыми разводами.  Пелена мрака, словно полотнище, тянулась от горизонта до горизонта, бугрилась и выпячивалась, будто что-то огромное и многорукое пыталось вырваться наружу. Иногда казалось, что на ней проступают неведомые письмена, и она трепещет на ветру, как черное знамя.

На кой ляд она кому-то понадобилась?

Замок при свете дня выглядел величественнее, чем в моем воображении. Сразу за мостом — крепостная стена и ворота, украшенные барельефом, на входе — каменные статуи двух огромных драконов, а поверх, над их головами, нечто вроде горгульи в боевом вооружении, похожие на каменные статуи в мертвой зоне. Высокие массивные крепостные стены украшали зубцы и огромные каменные богатыри в доспехах. За наружной крепостной стеной была еще одна, построенная, очевидно, выше по уровню и оттого придающая строению в целом сходство с двухуровневой короной.

Это был даже не замок, скорее город, представляющий собой единое многоуровневое строение, основой которому была гора с белоснежной ледяной вершиной, отделенная от остальных гор хребта широкими седловинами. Защитные стены скрывали нижнюю часть строений, зато верхняя была как на ладони.

Звуки…

До чего приятно!

Жарко.

И кости с черепами, выбеленные временем и дождями. Здесь плоть разлагалась, но останки никто не убирал. Значит, многоуровневый белоснежный город действительно был необитаем.

Дальше я шла смелее. И с оптимизмом: если получилось прорвать завесу, может, и личная жизнь наладится. Я смогла, я преодолела мрак. И чем дальше я шагала, тем светлее становилось — начинался новый день.

Перед массивными коваными воротами, сияющими, будто они были из золота и хромированной стали, остановилась. Ворота плотно закрыты, но на высоте пяти метров зияла пробоина. Я заметила ее еще на подходе. Вряд ли ворота держали открытыми во время битвы — но, как приличный человек, решила постучать.

Вблизи изваяния не казались прекрасными.  Величественные — да, но, скорее, пугающие. Драконы, припавшие к земле, высеченные из какого-то необычного переливчатого камня, с волочащимися полураскрытыми крыльями, подползали к воротам с той и с другой стороны. Как живые. Рука мастера славно потрудилась над каждой чешуйкой, над каждым изгибом и выемкой, придавав каждой детали самостоятельную, и в то же время единую часть композиции.



Анастасия Вихарева

Отредактировано: 12.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться