Армагедец, или Валькирия & горгулья

Размер шрифта: - +

Глава 3

Приземление было мягким. Если кто-то думает, что перед смертью проносится вся жизнь, то ошибается. Я ни одного греха вспомнить не успела. У земли горгулья подхватила меня за шиворот и мягко поставила на ноги.  Ощупала себя — цела! Огляделась, на всякий случай, наметив отступление. С этой стороны ворота запирались массивными перекладинами, но в воротах имелась замаскированная узорной ковкой неприметная дверца, что-то вроде окошка для посетителей. Сейчас дверца была закрыта, но запиралась простой щеколдой.

Пролезу, если постараться.

Пространство между крепостными стенами, сложенными из многотонных мегалитов и расположенными в километре одна от другой, представляло собой полосу угодий, скорее всего, предназначенную для снабжения города-замка сельхозпродукцией во время осады. По обе стороны от дороги росли деревья и кусты, увешенные плодами и усыпанные спелыми ягодами, вился виноград, какие-то лианы с овощами, наподобие огурцов, и прочая сумевшая выжить огородная растительность. С цветка на цветок перелетали пчелы, красивые с радужной окраской огромные бабочки и прочие насекомые, под ногами прошмыгивали непуганые зверюшки, на лужайках паслись небольшие стада жвачных животных, и ничто не напоминало о битве, кроме разбитой местами дороги и почти не разрушенной кладки стен — искать пробоину мне пришлось бы долго.

— А здесь ничего так, — топая за горгульей по ровной широкой дороге, оценила я.

— Были времена получше, — сухо ответила она.

— А кто здесь жил? — я заметила притаившегося хищника и быстро поравнялась с ней.

— Ты, — так же сухо ответила она.

На какое-то время я зависла, поотстав, анализируя факты своего бытия. Не может быть.

— Шутите, — улыбнулась я.

— Ничуть, — ответила горгулья, не меняя тона. — Так что прЫнца не будет, только прЫнцесса. Наследница Великого дома Валькирии Брунгильды. Той самой, которой надоело прислуживать пьяной солдатне у своего папашки Одина и посчастливилось выйти замуж за принца оборотней. Кстати, по матушке она тоже была принцессой. Принцессой эльфийкой. Матушка ее в то время правила Террой, а муж-рогоносец, соответственно, был эльфийским королем.

— Наследница чего? —  я остановилась.

— Великого дома Валькирии. Брунгильды. Скандальная была история, — отмахнулась горгулья. — Но зато жила долго и счастливо, плодилась и размножалась. Пока не произошло вот ЭТО! — она резко затормозила, развернулась, раздраженно взмахнула когтистыми руколапами, разведя их широко в стороны, очевидно имея в виду произошедшее в прошлом вторжение.

Я с минуту смотрела в целый глаз горгульи, пытаясь уловить во взгляде хоть малейший сарказм. Глаз у нее был красным, но зрачок остался черным.

— И что, я тоже буду мертвые души собирать? — хихикнула я.

— Что-то не припомню, чтобы прабабка твоя их собирала, как покинула вертеп Одина... Править будешь, Террой. Во славу валькирий. Больше, похоже, некому. Это планета валькирий, а твой род — хранитель этой планеты.

— Да-а-а? — протянула я, плохо представляя себя в роли правителя.

— Сестрицы твоей прабабки любят проводить здесь законный отпуск. И ты, ее правнучка, должна сделать все, чтобы отдых был приятным, восстанавливающий душевное равновесие небесных тружениц сбора душ и подносов, — пояснила горгулья, продолжив путь. — Ну, еще, может, кто-то из народонаселения выжил. Им тоже нужна крепкая рука. Народ у нас… чуть что, сразу в драку — хлебом не корми. Поубивали, наверное, друг друга.

— Типа, санаторий что ли? Так валькирии ж бессмертные.

— Кровь, кишки, срубленные головы… — криво усмехнулась горгулья, — хоть кому потребуется реабилитация.  

— Хм, — хмыкнула я, удивляясь своей буйной фантазии. Долго не просыпаюсь, однако. Может, кома?

О том, что у меня сердечный приступ и тромб оторвался, и я тут насовсем, думать не хотелось. Как там без меня собаки, кот, кто их накормит, пока сообразят меня искать? Ко мне года два никто не заходил, не люблю гостей. И с дочерью не помирились. И до пенсии не дожила, чтобы насолить нашему гребаному правительству.

Сразу захотелось вернуться в тело, но любопытство осмотреть замок пересилило.

— Значит, я бессмертная? — решила я проверить глубину своего воображения. — Ну, не совсем, но что-то типа того. И жить буду долго и счастливо. В этой обители девственниц?

— Этот вопрос не ко мне, это к норнам, теткам твоим… Почему девственниц?

— Ну, валькирии же девственницы. Так написано.

— Нельзя ж всему верить. Взять ту же Перуницу, вышла замуж за Перуна из Ирия, и тоже живет долго и счастливо. Какая ж она девственница? А ты б откуда взялась, если б матушка с батюшкой не согрешили?

— И куда все родственники подевались?

— Да кто ж их знает! — ответила горгулья раздраженно. — Но, судя по тому, что никто не вернулся, в живых остались ты да я. И править тебе будет некем. Сочувствую.



Анастасия Вихарева

Отредактировано: 12.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться