Армагедец, или Валькирия & горгулья

Размер шрифта: - +

Глава 16

Гор долго колдовал над пентаграммой, вписывая имя демона. Все терпеливо ждали в сторонке. Потом к нему присоединились Макс и Алириан. Они подожгли пентаграмму, читая заклятие.

И тут наш Суслик сорвался с места, ринувшись к ним, пылая гневом.

— Вы убить его собираетесь?! — грозно встал он в центре пентаграммы. — Как он выйдет в этом мире, если вы, бездари, не оставили кварту тригона открытой?! А куда он вернется, когда вы, погонщики мулов, а не маги, не сможете его удержать? — старикан постучал себя кулаком по лбу.

Память вернулась! Обрадовались даже те, кого он отчитывал. Трое школяров стояли, опустив глаза, краснея, пыхтя, не возразив учителю ни слова, только глупо улыбались.

— Переделать! — грозно рыкнул Сурикаат, выйдя из пентаграммы и грозно нависнув над ползающими на коленках школярах. 

— Вау! — не удержалась я от восхищения.

На меня шикнули.

Наконец, пентаграмма была готова, Сурикаат Вар Даркарон остался доволен. Пентаграмма вспыхнула по контуру рисунка синим огнем, но это свечение не давало света. Наоборот, пентаграмма как будто поглощала его. В комнате, при ярком свете за окном, стало темно. «Бу-бу-бу, бу-бу-бу» — встав по кругу, что-то бубнили про себя четверо магов на тарабарском языке, закрыв глаза. В гостиной при закрытых окнах поднялся ветер. Потом в центре пентаграммы образовалась воронка. В вихре воронки смешались тьма и красный огненный дым. И так продолжалось минут пятнадцать. И вдруг из воронки повалил еще более плотный густой черный дым, не по кругу, а вверх, сначала образовав контуры силуэта, а потом внезапно обратившись в Граммуля во всей его нагой красоте в боевой готовности.

— Вау! — разом выдохнули обе мои тетки, пожирая Граммульку глазами.

— Мать твою валькирий за ногу, что это… — из огненного вихря донеслась отборная ругань. Граммуль вперил взбешенный взор за контуры удерживающего его рисунка на полу, пытаясь переступить синий светящийся контур пентаграммы, наткнувшись на невидимый барьер.

— Тидеон?! Тидеон, это ты?! — разом воскликнули три изумленных молодых мага.

— Учитель?! — поток ругани внезапно прекратился, и демон уставился на старика. Перевел взгляд на магов. — Гор?! Максимилиан?! А ты кто? — воззрился он на Алириана.

— Тидеон, ты нам нужен, — махнул старик рукой и устало опустился на диван.

— Вон, вон! — потыкал Гор в незаконченный пенкталь. — Выходи, подлый трус! Никогда бы не подумал, что у тебя такое красивое имечко! — три молодых мага заржали. — У твоих родителей определенно было чувство юмора.

— Гор, если ты еще раз вызовешь меня таким способом, я не посмотрю, что ты мой друг! — пригрозил демон. Он вышел за край пентаграммы, принимая образ человека, щелкнул пальцами, и пентаграмма исчезла, оставляя на том месте слегка обожженный паркет.

— Ну вот, пол испортили! — возмутилась горгулья. — Я же предлагала вызывать его в саду.

— Ах, ваше высочество, наконец-то я вас снова увидел… В живую… — демон насмешливо приподнял бровь и скривил губу. — Я ж предлагал встретиться у меня! — И задержал взгляд на моих тетках, внезапно изменившись в лице и начиная краснеть. — Бог мой, валькирии! Простите, я ни при параде… — спохватился он, прикрывая ладонями то, на что валькирии обратили внимание в первую очередь. — Может, кто-то принесет мне какую-нибудь тряпку прикрыть мои телеса? — грозно обернулся он на бедного Алириана.

Тот сорвался с места, переступая через две ступеньки, поднялся на второй этаж и через несколько секунд вернулся с простыней, подавая ее демону. Граммуль обмотался, потом обвел всех недобрым взглядом.

— Кто-то расскажет мне, почему я здесь, кто открыл вам мое имя, и какого ангела вы вызвали меня через эту мерзость? — ткнул он в обожжённое пятно на паркете. — И вообще, где мы? Простите, ваше высочество, но с нашей встречи прошло два года. Я уж было решил, что вы мне привиделись.

— Не все сразу, Тидеон, — Устало опустился на диван рядом с нами Сурикаат, махнув рукой. Маги кинулись заносить и расставлять сдвинутую и убранную мебель. — Здесь прошел лишь год. Лучше расскажи, что происходит на Терре, — похлопал он на место рядом с собой.

— Все по-прежнему, Учитель, воюем с мертвецами, — присесть Граммуль отказался, прохаживаясь по комнате, с интересом выглянув в окно. — Я, правда, озадачен тем, что происходит в последние три месяца с душами. Они вдруг перестали на нас охотиться. И их стало, несомненно, меньше. Но то, что они не отправились ни в нижний, ни в верхний мир, я знаю наверняка. Некоторых как будто избивают, они вдруг начинают корчиться в страшных муках, от них ошметки летят, а других как будто подметают пылесосом. Раз — и призраков не осталось!

— Мороки расплодились, — ответила Мириам.

— Что за мороки?! — не поверил ей демон. — Это темные сгустки энергетической живности?! Но они не нападают на души! Они собирают живую энергию с того, чему пришла пора умереть! С того, что не является бессмертной сущностью! Растения, животные, насекомые… Когда приходит их черед, они сами становятся пищей. Это в подземном мире их душами подкармливают, чтобы строительный материал получить. Выдавливают некое подобие сознания — и получите добротную основу. Хоть мебель, хоть дом — тепло, светло и твари не беспокоят.



Анастасия Вихарева

Отредактировано: 12.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться