Армагедец, или Валькирия & горгулья

Размер шрифта: - +

Глава 17

— Слушай, а почему ты решила, что здесь есть горгульи? Может это миф, занесенный из других миров. Горгульи вообще упоминаются только в средние века, чуть раньше химеры.

Пока Гуля медитировала, я рылась в интернете с планшета. Мне давно надоело сидеть на горе Арарат, взирая сверху на турецко-армянские пейзажи. Мы столько облетели городов и мест, что я со счета сбилась. Гулька всегда выбирала такие места, чтобы была гора, недоступная площадка, вид на древний город или храмовый комплекс, лесные угодья со зверьем.

Нам отсюда был виден город Ереван.

Горгулий мы искали уже три недели.

— Химера и горгулья — одно и то же. Людям сложно представить, как можно быть любым животным. По размеру, разумеется. Даже человеком, как оказалось. Сожрать парочку — и ты человек.  

— Ты Сожрала ЧЕЛОВЕКА?! — у меня чуть планшет не выпал из рук. Ловила бы я его под горой. Сильный ветер буквально сдувал нас с нашего пятачка. Ледяной, пронизывающий насквозь. И снег. Мокрый и плотный. А еще кислород на таких высотах — легкие поначалу жжет от недостатка, начинает кружиться голова.

— Покусала. Покусала… Но хорошо так куснула. Для распознавания генетического кода. Потом еще раз попробовала. Для сравнения. Ну, чтобы уж наверняка. Но не убила же!

— Пипец! — я была в шоке.

— Откуда такие точные о нас сведения, если горгульи сюда не залетали? Изменчивая форма, изменчивый генокод, крылья, форма рыкающего животного, похожего на льва, ну или козу… — Гуля втянула отъевшиеся и округлившиеся щеки, и чуть вытянула лицо.

Ну да, похоже, как-то сразу не сообразила. Вылитая коза, только с клыками. Бритая под ноль. А глаза, ну точь-в-точь.

— Почему не залетали… у вас там целая дорога до портала протоптана. Кто-то же сюда шастал. Интересно, что они искали в закрытом мире без магии?

— Маги, в основном, и ползали. На Алтай, в Сибирь. Гималаи там рядом. За травами. Нельзя бездумно пересаживать растения с планету на планету. Один сорняк, типа вашего осота, способен уничтожить целую экосистему. Или спектр звезды не тот — растение перестало вырабатывать лекарство. Разведчики, присматривали за соседними мирами. Ученые частенько просили разрешение. Одна раса, а такие дикие нравы: тут и разница во времени, как будто вы из другой вселенной, и отсутствие магии, и бесконечные войны, и пытки, и сжигание живьем, и пираты… — романтика! Примечательно, что сразу после революции и второй мировой, ваша цивилизация двинула к техническому прогрессу семимильными шагами. Нашим ученым в голову не пришло искать в этом след ануннаков. Кстати, революция ваша — наших рук дело. Нищета, бесправие, тяжелые условия — все это не могло не вызвать у нас сочувствие, а вот великая отечественная… Тут мы вообще ни при делах.  

— А почему ты решила, что горгулий надо искать здесь?

— Будь я на месте моего собрата, выбрала бы такое место, чтобы оно было безопасным, и чтобы за людьми была возможность присматривать. Я чувствую родное присутствие. Мы, горгульи, как близнецы, генетическим мутациям не подвержены, можем между собой общаться на больших расстояниях.

— В Каталонии ты так же говорила, и в Швейцарии, и в Испании, и в Перу. Мы за неделю полземли облетели.

— Одну найдем, остальные сами подтянутся. Там гор много, на любой можно спрятаться, а тут одна, и снегом это место не заметает — сдувает его. Чувствую рядом где-то что-то есть. Запах, как у свежеиспеченных пирожков в темной комнате.

— Ладно, зови, а я поем, — я подтянула к себе сумку, достала завернутые в целлофан пирожки с мясом и кока-колу. Вынула мешок с крупными драгоценными слегка обработанными камнями. Рубины, сапфиры, изумруды, бериллы. Во мне, очевидно, проснулась драконовская ипостась. При виде золота и драгоценностей меня вдруг начало колбасить: глаза горят, сердце колотиться, зрачки расширяются — хочу-хочу-хочу. Гор сказал, что у него та же проблема, даже в большей степени, он-то дракон наполовину, а я так, пятая вода на киселе.

Оказывается, у драконов в организме повышенное содержание инертных металлов. Посоветовал лизать или держать небольшой чистый самородок под языком. Лижу с тех пор. Помогает. Но меня и к драгоценным камням тянет, смотрела бы вечно, но это, как он выразился, женская ипостась — тут он мне не помощник.

Достала камни, перебирая в руке. Горгулья медитировала, шаря третьим глазом в пространстве.

Налетевший порыв ветра подхватил лежавшую у ног сумку и поволок вниз. Схватила за край, дернула на себя и выронила камни. Они рассыпались по площадке, а один покатился вниз по крутой горке, застряв меж торчащих из-под снега камней. Я неторопливо собрала камни поблизости, сложила в мешок и приготовилась лететь в то место, куда укатился последний камень, но внезапно скала неподалеку от нас тоже покатилась вниз, на ходу обрастая конечностями и крыльями, и начала слепо шарить в том месте, где я приметила камень, а не нащупав его, с отчаянием взвыла, а потом захрипела, похожими на рыдание хрипами.

Гулька моя тоже издала вопль, но это был вопль радости. Вырвав у меня из рук мешочек с камнями, она одним взмахом крыльев оказалась рядом с дикой горгульей, вынула камень и вставила ей в глаз.



Анастасия Вихарева

Отредактировано: 12.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться