Армагедец, или Валькирия & горгулья

Размер шрифта: - +

Глава 20

Прошло еще два месяца. За это время события следовали чередой, как будто с горы покатился каток без тормозов. Идея с отправкой демонов на Терру, понравилась всем. После собрания, не откладывая в долгий ящик, отправились вытаскивать их из мертвой зоны всем миром. Одна проблема встала, как на той стороне и кому сообщить имена для ритуалов.

И, наконец-то, к нашим вылазкам присоединились ундины.

Одновременно пробили портал в пещеру в Гималаях, где долгое время скрывались две горгульи и дракон, а над источником силы в огороде возвели навес-беседку, чтобы не так заметно было частое посещение ритуального камня.

Пещера в Гималаях оказалась шикарная. Она изрыла гору так, как будто в ней жили гигантские черви -- тянулась и разветвлялась на многие километры. Драг прятался в ней с тех пор, как ануннаки напали на Землю и открыли охоту на драконов. Он аккуратненько заваливал все входы и выходы, чтобы ее не обнаружили случайные туристы или те же ануннаки. Здесь были выходы и на одну сторону горы, и на другую, а местами ее обогревали теплые источники спящего под горой вулкана, а где-то она представляла собой ледник.

Умея принять человеческую ипостась, Драг часто общался с местными, узнавал новости, затаривался продуктами, посудой, одеждой, и присматривал за телодвижениями ануннаков, обосновавшихся здесь еще при первом посещении.

Гималаи были что-то с чем-то — красота и простор неописуемый. Конечно, гора с пещерой находилась севернее, не самая высокая, и вершину покрывал километровые слои снега, но если кому-то хотелось поразмять крылышки, то только там, прямиком к южной оконечности, где начинались настоящие тропики.

Проверили, как работают портальные печати на людях.

Хорошо работали, могли рыскать по мертвой зоне — но, увы, не бесконечно. Просто теперь можно было не боятся, что кто-то в ней застрянет. Во время отключения печать вытягивала носителя назад, люди просто просыпались на том месте, откуда стартанули, а если выход из мертвой зоны был осознанный, да еще с дополнительным артефактом в виде амулета, портал открывался «по требованию», с возможностью забрать с собой «багаж».

А еще обнаружилось, что в мертвой зоне мгновенно разряжаются батарейки, а магическая сила слабеет пропорционально расстоянию от камня-портала, к которому все были привязаны. Через сотню метров, дальше которых мы раньше не уходили, тьму освещали только я и Мириам. Так и шли до скопления коматозников наощупь. Еще неплохо ориентировался во мраке вампир Макс, когда превращался в гигантскую летучую мышь и использовал ультразвук. И отлично видели демоны и горгульи — оказывается, зрение у них было другое, даже в такой тьме они видели в цвете.

Светящиеся шаровые молнии старались использовать реже, только чтобы обозначить свое местонахождение или рассмотреть масштабы трагедии.

По пути собирали мертвечину, отрывая гниющие черепушки, перерубая позвоночники и места крепления конечностей, потом стаскивали в одно место живых, обрабатывали и перевязывали раны и укладывали до лучших времен. На заживление ран, маги иногда тратили последние силы, а после исчезали у нас на глазах, обнаруживаясь в этом мире, и дней пять ловили отходняк, восстанавливая магический резерв.

Ундины подтвердили, что находиться в мертвой зоне опасно. Портал между нижним и верхним миром издавал очень высокий звук, не слышимый даже мной, вызывая подавленное состояние, и на кого-то этот звук действовал сильнее, на кого-то слабее.

Так же выяснили, что та завеса, которую я прошла с трудом, со стороны мертвой зоны не имеет четкой границы. Она была как некое поле, нарастающее по силе и плотности к краю. Пересечь черту никто даже не пытался. Все хотели вернуть Терру, с близкими, с друзьями, с врагами, кто бы там ни был, а не замок. А как только появилась возможность находится в мертвой зоне неограниченное время, людей начали вытаскивать десятками, а потом счет пошел на сотни.

В первом пункте значились валькирии.

Мириам всегда знала, кто вот-вот коньки отбросит, кому жить долго и счастливо, а кто уже умер. Как горгульи, валькирии видели души. И глаза у нее светились ярче. Она умела становиться, как фонарик, ярким призраком, не тратя при этом ни грамма магической силы.

И демонов.

Чем больше демонов, тем лучше. Все уповали на них. Им предстояло штурмовать портал ануннаков на Терру. Только они и горгульи имели опыт борьбы с этими порождениями Хаоса.

По последним донесениям охрана портала была увеличена многократно. Туда стянули военизированные отряды, возводивших бетонированные и гранитные укрепления, постоянно дежурили легкие на подъем корабли-тарелки, а местность над порталом шерстили разведывательные дроны.

Мы не сомневались, еще и со спутников сканируют, но, слава богу, небо над нашей горой все время было затянуто тучами.

Мы все же надеялись, что не мы стали тому причиной, а нападение мертвецов, но на всякий случай ввели жесткие правила предосторожности: никто не имел права покинуть пещеру самовольно, оставить следы на снегу или засветить местонахождение лагеря дымом костра.

Плохо то, что грузы с Терры начали прибывать нескончаемым потоком — начался обыкновенный грабеж планеты, и все боялись, что ануннаки активизировали действия по вторжению, начав полномасштабную войну или зачистку неугодных. Чистокровным ануннакам легко было внедриться в любое общество. Как горгульи, они могли принять вид любого существа, любого человека, а разглядеть отсутствие души могли только горгульи, валькирии, маги духа и демоны.



Анастасия Вихарева

Отредактировано: 12.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться