Армагедец, или Валькирия & горгулья

Размер шрифта: - +

Глава 32

На переходе из мертвой зоны в город-дворец уже работали четыре канатно-рельсовых перехода — установить переходов больше не позволяла ширина моста. К вагончику для пассажиров образовалась очередь, пришлось ждать. Три других линии перевозили грузы и находящихся в глубоком коматозе. Но очередь двигалась быстро.

На другой стороне, сразу за станцией, часть моста занимал временный госпиталь для оказания экстренной помощи. Люди в белых балахонах и горгульи осматривали спящих, выявляя раненных и мертвых. Мертвыми занимались горгульи, проверяя на предмет заразы.

Слава богу, тварь, оживляющая мертвецов, в мертвой зоне тоже находилась в спящем состоянии, распространения болезнь не получила — еще не выявили ни одного случая заражения.

После заключения, мертвым вкалывали мертвую воду и ждали минут двадцать-тридцать, а после вливали в рот живую воду.

И мертвецы оживали…

— Вы без нас ее догадались ее применить? — обрадовались мы.

— Ее высочество распорядилась, — ответил нам медбрат с нашивкой мага, отмеряющий порции живой и мертвой воды в мерные стаканчики.  — Богиня Хель дала согласие вернуть тех, кто еще не перешел через реку Гьелль. К сожалению, есть погибшие, душа которых успела отлететь до падения завесы. Они уже лет сто, как томятся в царстве мертвых. И воды осталось немного, на всех не хватит, — расстроенно заглянул он в кувшин. —  Но из Ирия обещали прислать еще. Правда, есть вероятность, что вода потеряет свои свойства, когда ее потащат через мертвую зону. Придется отправлять больных и мертвых на Землю, а это значительно задержит зачистку мертвой зоны — не успеем к наступлению. Жертвы есть и в столице, куда мы, наконец, смогли добраться.

— А на окаменевших воду уже опробовали?

— Увы, не работает, — сообщил печально маг. — Возможно, нужно больше, но сейчас мы не можем себе позволить такие траты. С результатами исследования вы можете ознакомиться в королевской лаборатории.

— А на драконах, на драконах пробовали? — нетерпеливо спросила Гуля, с волнением глядя на пустые ворота.  Драконов там не было.

Перед тем, как ответить, маг тяжело вздохнул.

— Только живую, поскольку они были живы. Но там все не так просто…

— Слушай, не тяни кота за хвост, — поторопила я мага. — Имей совесть!

Гуля от волнения побелела лицом, готовясь услышать недобрую весть.  На молодого мага-практиканта, скорее всего, из числа студентов — слишком уж молод он был, она одновременно смотрела как на палача и спасителя.

— К жизни их вернули, но они утратили человеческую ипостась. Ими сейчас свои занимаются. Там, на лугу, за стеной, — махнул он и отвернулся, вернувшись к своим обязанностям. За дозами лекарственного средства уже выстроилась очередь.  

— О-о-о! — простонала Гуля горестно, бросила сумку, расправила крылья, взмыла в вверх, направляясь к городу.

Мы с Арой похватали наш и ее багаж и полетели ее догонять.

 

Драконов мы нашли в полосе меж крепостными стенами. Гулька приземлилась перед двумя своими побратимами, и бросилась к ним. Ее встретил огненный шквал, извергнутый из пасти обеих попятившихся от нее драконов.

Огонь не причинил ей вреда, она успела окаменеть, потом потеряно отступила.  

— Ваше высочество, вам лучше улететь. Тиор и Мишук сейчас опасны, они потеряли память, никого не узнают, — предупредил меня один из драконов в человеческой ипостаси. — Нужны драконьи целители, а они все на той стороне. Из них как будто вынули человеческую основу, и все, что было с ней связано. С тех пор, как боги наделили нас разумом, не было случая, чтобы его кто-то потерял. Сейчас именно такой случай, два наших собрата впали в безумие. Оказывается, без человеческой ипостаси мы не больше диких животных. Приходиться тут их держать, иначе спалят город или нападут на людей за стеной. Слава богам, крылья не отошли, видимо были как-то связаны с человеческой сутью или воды оказалось недостаточно. 

— Когда я найду башку Горгоны, я порублю ее на кусочки, — твердо пообещала я. Первый раз видела, как по лицу никогда не унывающей горгульи катятся слезы, и она — беспомощная, растерянная, сгорбленная, будто придавленная камнем, смотрит обреченно на друзей и не знает, что делать. 

— Гуль, они живы, — я положила руку на ее плечо, потянула назад. — Их обязательно вылечат. Главное, они живы. Детство — это же не навсегда.

— У меня никогда не было семьи… Они моя семья… Я до них была никто — подзаборная собака, — Гулька всхлипнула в голос. — Никому не нужная… Они меня подобрали, принесли во дворец… Научили всему… — она уже сотрясалась от рыданий. Размазала слезы по щекам, ткнулась мне в грудь, а я обняла ее.

— Гулька, у нас с тобой бог есть, Ши Сур! — горячо зашептала я ей на ухо. — Первородный, один из тех, кто творил драконов! Он их вылечит! Принесем голову Медузы Горгоны, и он вывернет ей глазенки!

— Да? — Гулька всхлипнула. — А если не захочет?



Анастасия Вихарева

Отредактировано: 12.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться