Арсанты. Дети богов.

Глава 4. Орден

Поздний вечер и разгул стихии за окном сделали улицы совсем пустынными и безлюдными. Дождь барабанил по крыше и заливал лобовое стекло, в то время как щетки едва справлялись с натиском внезапной стихии. Сквозь расплывчатые ручейки огни светофоров напоминали причудливые разноцветные змейки, уползавшие под порывами ветра в разные стороны. Джек вел машину плавно и быстро одновременно. Его руки на полном автопилоте вращали руль темно-синего Форда, направляя автомобиль по странной зигзагообразной траектории. Он сворачивал с одной улицы на другую, совершенно не имея никакой цели. Сейчас его сознание находилось словно в затянувшемся трансе. Визит в корпорацию Атлантис и вид подопытных арсантов разбередили не только его душу, но и подняли внутри небывалые слои воспоминаний. Сейчас перед ним вставали картины прошлого, о которых он в обычной жизни старался не вспоминать.

 

Хотя кого он обманывает? Себя? В действительности он вспоминал те трагические события каждый день. Каждый день перед его внутренним взором вставала картина перевернутого автомобиля, объятого пламенем. Он, юный подросток, тогда так и не успел расспросить родителей о причинах их внезапного бегства. Ему было просто не до этого. В его детской жизни в то время были совсем другие интересы — игра в футбол, походы с друзьями в кино и катание на велосипеде. До сегодняшнего дня, когда он вновь спустя много лет увидел Кайла Пирсона, Джек практически не помнил, что иногда мать приводила его к себе на работу. Джек не помнил, а скорее даже не понимал, чем занимались его родители. Он знал, что они были учеными и этого ребенку было вполне достаточно. Если бы не шапочка с проводками на голове юного арсанта, Джек ни за что не вспомнил бы что когда-то и сам проходил похожие тесты в лаборатории своей матери. К счастью он никакими гениальными математическими способностями не обладал, да и вообще учиться ему было не интересно.

 

И вот картина горящего автомобиля вновь стояла перед ним. Каждый раз когда Джек пытался вспомнить предшествовавшие аварии моменты, у него ничего не выходило. Он не помнил ни того что было до, ни того что произошло после. Иногда Джек даже думал что кто-то нарочно стер ему память, но более вероятно, что эта частичная амнезия была последствием той аварии или последовавшего за ней лечения в госпитале, где ему каждый день ставили какие-то капельницы с лекарствами, тормозившими активность его мозга после черепно-мозговой травмы. Единственное его смутное воспоминание — это рука с татуировкой в форме перекрещенных семёрок, которая протягивается к нему, чтобы вытащить его из горящей машины. Но когда он протягивает свою детскую руку навстречу, то её грубо отталкивают в сторону, а рука с перекрещенными семерками на запястье выдергивает из под тела его матери голубую папку с тесемками и логотипом «Атлантис Корпорэйшн». То, что находилось в этой папке очевидно было важнее его жизни и жизни его родителей. С тех пор Джек ненавидел Атлантис и всё что было с ним связано. С тех пор он дал себе клятву найти проклятых «семёрок» и покарать их за убийство своих родителей. Вся его жизнь с того момента как он вышел из больницы осиротевшим подростком на улицу была подчинена только этой цели. Занятия спортом, служба в армейском спецназе, а после в полиции — всё это было частью его длинного пути. Расследования длинною во всю его сознательную жизнь.

 

В голове засела и крутилась как заезженная пластинка фраза капитана Мёрфи: «Их не существует, Джек. Это только твоя фантазия».

 

Джек отогнал неприятное видение и вытер со лба выступившие капли пота. Внезапно до него дошло, что сумасшедшая гонка по городским улицам давно завершилась, и теперь он сидит в небольшом переулке внутри своей не заглушенной машины. Гроза закончилась столь же внезапно, как и началась. Дождь все еще стучал по крыше автомобиля, но уже терял свою силу, постепенно переходя в мелкую морось. Джек привычно бросил быстрые взгляды по сторонам, стараясь сориентироваться и вдруг всё понял. Он уже бывал на этой улице раньше. Пока он предавался своим воспоминаниям его ноги подсознательно принесли детектива к лавке Морония.

 

Судьба словно играла с ним, подкидывая загадки одну за другой. Впрочем визит сюда был вполне логичен — именно здесь он получил первый кусочек пазла, собрать который он должен был самостоятельно. Что ж, у него и впрямь были вопросы к владельцу лавки, который явно многое не рассказал Джеку во время их первого знакомства.

 

***

 

Подойдя к двери антикварно-букинистической лавки, Джек заметил висевшую за стеклом табличку «закрыто». Он уже протянул было руку к бронзовой кнопке электрического звонка, когда порыв ветра слегка колыхнул дверь. Мягко нажав на нее, Джек удостоверился, что дверь не заперта и это было не очень похоже на осторожного Морония. Присмотревшись к деревянному косяку, покрытому коричневым лаком, Стоун увидел характерные следы вмятин на его поверхности. Дверь явно открыли с помощью металлической фомки.

 

— С замком возится не стали. Действовали грубо, но эффективно, — подумал Джек и его рука автоматически скользнула за револьвером в плечевой кобуре.

 

Медленно отворив дверь, Джек аккуратно придержал пальцами язычок колокольчика, чтобы тот не выдал своим мелодичным звоном его присутствия. Внутри царил полумрак, но из дальнего угла зала, сквозь стеллажи с книгами пробивалась узкая полоска света. Она шла сверху, со второго этажа, где вчера Мороний, сидя в своем кожаном кресле, разглагольствовал о происхождении человечества.

 

Придерживаясь левой рукой за перила, Джек приготовился на цыпочках подняться по ступеням, когда сверху послышался грохот, чей-то стон и затем грубый голос с немецким акцентом отчетливо произнес:

 

— Я спрашиваю в последний раз… Где она?

— У м-меня ничего нет… Прошу! Не бейте меня…

— Время разговоров прошло и тратить его на побои я больше не собираюсь. У тебя есть ровно три секунды, чтобы сказать где она! Айн… Цвай…



Антон Фарутин

Отредактировано: 19.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться