Арт-Бой

Эпизод 12

Гостиная в квартире матери Павла. Екатерина Петровна сидит, обложенная подушками на разложенном диване, с улыбкой слушает что-то рассказывающую ей Алину. На кухне гремит посудой Коротков, тихо переговариваясь с Павловским.

 

Палыч (задумчиво): Значит, шансов никаких...

Паша (поджав губы, тихо): Нет. Болезнь перешла в заключительную стадию. Мать на сплошных уколах. Врач предупредил, что с каждым днем ее состояние будет ухудшаться, а боль усиливаться. Нанял дежурную медсестру-сиделку, но... Я... не знаю, как вынесу это.

Палыч: Брат, ну ты же понимаешь... Я рядом. Теперь у тебя Аля есть. Ну... Мы с тобой до конца.

Паша (вымученно): Ей-то это зачем? В таком юном возрасте снова переживать чью-то смерть.

Палыч (пожимая плечами): Может, и незачем. Но ты учти, Аля — это не твои предыдущие вертихвостки-модельки.

Паша (потирая глаза): Знаю.

Палыч: Кстати, мне Бергельд звонила, про тебя спрашивала.

Паша (хмуро): Я старые картины не отдам. Я уже ей говорил.

Палыч: Слушай, я тебя понимаю, честно. Но хотят купить всего одну картину и за баснословные деньги. «Возвращение Афродиты». Какой-то француз. Специально за ней в Россию приехал. Ты подумай, а? Это сейчас решило бы все твои проблемы.

Паша (с болью в голосе): Не могу, Кирюха, не могу! Их всего три осталось из тех, которыми я горжусь, которые хоть чего-то стоят.

Палыч: Брат, были бы у меня деньги — ты знаешь, я б тебе последнее отдал. Но...

Паша (раздраженно): Ну чего ты выдумываешь? Не взял бы я твои бабки... Я машину завтра продаю. Так что, выкручусь как-нибудь.

Палыч (протяжно): Своего «Мерса»?

Паша (непонимающе): И что? Это всего лишь железо на колесиках.

Палыч (качнув головой): Хорошее железо-то... Ладно, ладно, не смотри на меня так. Кому хоть продаешь?

Паша (отмахиваясь): Мажорику какому-то. Костик подогнал покупателя. За полцены.

 

Палыч хлопает себя ладонью по лбу и выдает длинную нецензурную фразу.

 

Паша (отвлекаясь на плиту, где у него готовится бульон): Иди-ка ты... В гостиную. И без тебя тошно.

***

Павловский шумно вваливается в комнату.

 

Палыч: Дорогая моя Екатерина Петровна, а я вам сюрприз приготовил.

 

Он достает из-за спины небольшой квадратный фотоальбом в элегантном переплете.

 

Палыч: Я тут у вас покопался в архивах немного, ничего страшного? Кое-что отретушировал, кое-что свое добавил. В общем, это вам.

Екатерина Петровна (слабо улыбаясь): Спасибо, Кирюшенька. Посмотрим? (Она обращается к Алине).

Аля: С удовольствием.

 

Павловский аккуратно присаживается по другую сторону от женщины. Алина перелистывает листы с фотографиями, где много детских изображений Павла, обновленные портреты Екатерины Петровны в молодости, студенческие годы двух друзей. Женщина иногда качает головой, порой тихо смеется, комментируя фото. Алина поглядывает на нее и, не сдерживаясь, время от времени гладит ее по руке.

В гостиную заглядывает Павел.

 

Паша (бодро): Чем вы тут занимаетесь?

Палыч (ехидно): Да вон тут фотки твои смотрим... Где ты мелким голый бегал. Все пипку ищем и никак найти не можем.

 

Алина отворачивается в сторону, сдерживая смех. Екатерина Петровна укоризненно смотрит на Кирилла.

 

Паша (хмыкая): Палыч, ты дурак. И от роду тебе — не больше десяти лет. Ма, я бульон сварил. Поешь?

Екатерина Петровна: Не хочу, Павлуша. Потом, попозже.

Паша (настойчиво): Мама, тебе надо поесть.

Аля (глядя на Екатерину Петровну): А давайте все вместе поедим. Накроем здесь стол, посидим... Вы мне еще что-нибудь расскажете.

Екатерина Петровна: Боюсь, надолго меня не хватит.

Аля (ласково): Насколько хватит... Как только почувствуете усталость — мы сразу же уйдем.

Екатерина Петровна: Хорошо. Конечно.

 

Павел благодарно смотрит на девушку и зовет одними губами – та встает с дивана и идет за ним на кухню.

***

Павел ловит Алину в свои объятия и внимательно, влюбленно разглядывает ее лицо.

 

Паша (искренне): Спасибо тебе. У мамы давно уже не было такого хорошего настроения. И чтобы она так долго с кем-то разговаривала.



Эппле Гриин

Отредактировано: 02.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться