Арт-Бой

Эпизод 14

Два месяца спустя

 

Павел в домашней футболке и спортивных штанах, с влажными, зачесанными назад волосами, стоит перед мольбертом в светлой студии Алиного дома. Посвежевший и значительно загоревший, он словно лет пять потерял в возрасте. В нем чувствуется жизненная сила и позитивная энергия, которая волнами исходит от его счастливо-задумчивого лица, по которому блуждает солнечная улыбка.

Он крутит в руках кисть, смотрит на краски... Потом качает головой и откладывает рисовальные принадлежности в сторону, проводит пальцами по белому ватману.

 

Паша (бормочет): Потом... Еще не время.

 

Павел подходит к Алиному рабочему столу, просматривает кипу фотографий, где он запечатлен в разных позах и с неожиданных ракурсов. Усмехается.

 

Паша (с нежностью и любовью в голосе): Душа моя... Поймай меня, если сможешь, детка.

 

Павел откладывает портреты и выходит из студии. Перескакивая через ступеньки, спускается на первый этаж, заглядывает в спальню... Видит спящую посреди кровати Алину, раскидавшую в стороны руки и запутавшуюся в одеяле. Некоторое время ее разглядывает, взъерошивает волосы, которые распадаются на пряди, и ему на лоб падает значительно отросшая челка. Павел закладывает ее за ухо, тепло улыбается и осторожно прикрывает дверь спальни, не желая будить Алину. Идет на кухню, где через мгновение начинает греметь посудой. Вскоре возвращается в спальню с подносом.

 

Аля (сонно, громко зевая): Паша-а-а…

Паша: Да, душа моя?

Аля: А чего ты делаешь?

 

Павел расставляет на кроватном столике чашки, кофе, сок, выкладывает булочки, масло, конфитюр, сыр, нарезанные фрукты и в финале вставляет в маленькую вазочку букетик только что сорванных васильков.

 

Он (под удивленным взглядом Алины, с триумфальным видом взмахивает рукой и возвещает голосом вымуштрованного дворецкого): Завтрак в постель, мадемуазель?

Аля (округлив глаза): Что? Опять? Слушай, я так быстро привыкну к хорошему-то!

Паша (усаживаясь рядом с ней и аккуратно устанавливая столик между ними): Привыкай. Мне не сложно... Какие у тебя планы?

Аля (выпутываясь из одеяла): На пару часов надо мотануться на работу — Костик просил с документацией разобраться, да к Маринке заеду. Она мне что-то вчера про выставку шелестела, но я ничего не поняла, потому что эта дурища орала мне в трубку из ночного клуба под грохот музыки.

Павел (понимающе хмыкает, потом спрашивает): Слушай, к нам сегодня вечером в гости Палыч напрашивался... Ты не против?

Аля: Ну когда я была против компании этого белобрысого медвежонка! Пусть хоть с ночевкой остается.

Паша (широко улыбаясь): О, я ему передам! Насчет медвежонка.

Аля (предостерегающе): Не надо!

Паша: Может, и Маринку твою к нам позовем? Посидим вчетвером во дворе. Вот и пообщаетесь!

Аля (лукаво): Что? Не терпится отремонтированную своими руками беседку опробовать?

Паша (гордо): Ага.

Аля (намазывая масло на булку): А ты чем планируешь заняться сегодня?

Паша (пожимая плечами): Думал, порядок на чердаке навести... Там столько места у тебя. Можно что-то вроде мансардной комнаты соорудить. Для гостей.

Аля (тянет): М-м-м... Классно! Боже-боже, наконец-то у меня в доме появился мужик!

Паша (смущаясь): Ну, мне все равно заняться нечем.

Аля (посерьезнев): А ты пробовал... рисовать?

Паша (качнув отрицательно головой): Не могу пока. Не хочу.

Аля (ласково): Ну и ладно. Оно само придет. Я верю.

Паша (нежно): Иди ко мне...

Аля (наклоняясь к нему через столик, с булкой в руках, смешливо сморщив нос): Я ем... И не умывалась еще... Все равно эротичненько?

Паша (кусая ее за плечо): Даже не представляешь, насколько.

Алина (поспешно отбрасывает на столик булку, отставляет его в сторону и, перебираясь через кровать к Павлу, бормочет): Тогда не будем терять ни минуты...

***

Поздний летний вечер. За накрытым столом в беседке, увитой виноградом, сидят шумной компанией Павловский, Марина и Алина. Павел неподалеку жарит шашлык на мангале и время от времени подходит к друзьям, чтобы сделать глоток красного вина, поцеловать Алю в висок или макушку и вставить едкую реплику в разглагольствования фотографа, который, будучи навеселе, занял собой, кажется, все свободное пространство.

 

Палыч (размахивая руками): А я, значит, этому критику бездарному и говорю: «Ты, мудила лесная, прежде чем мне тут именами громкими великих фотографов сыпать, возьми камеру в руки и сделай хоть один приличный кадр, а потом учи меня жизни!» Терпеть ненавижу таких умников: двадцати лет от роду, ничего в этой жизни не видел, книжек начитался и думает, что может мне советы давать! Да, блин, у каждого своя школа, свои принципы работы! Антон Корбейн ему, видите ли, нравится... Ну и что? Мне он тоже нравится, но у него другое виденье! Это все равно, что художнику-абстракционисту объяснять, как красиво корову на лугу нарисовать. Он и нарисует: два квадрата и один треугольник... Потому что видит это животное именно так и никак иначе!



Эппле Гриин

Отредактировано: 02.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться