Артефаки. Часть 1

Глава 3

Глава 3

 

Подняться по карьерной лестнице в «Берлингере» можно было двумя способами: стать хорошим артефактником или стать хорошим продавцом. У обоих этих путей было общее правило: ты начинаешь, как создатель артефактов. Люди без дара сюда попадали редко.

Артефактник — не маг, не волшебник, не творец; он не может колдовать, разговаривать с животными или читать чужие мысли. Для этих задач есть маги.

 Во всём мире магия делится на три категории: та, что воздействует на физическую оболочку, на чувства и на разум. Магов первой категории именуют физмаги; остальных — филмаги и рациомаги соответственно.

В них с рождения заложена магическая энергия, она выглядит, как сгусток волшебных сил, который периодически вырывается наружу. Если маг не учится его контролировать, то в конечном итоге это может привести к разрушительным последствиям. Физмагам повезло больше всего, они ничем не отличаются от обычных людей. Филмаги — безнадёжные кинестетики и эмпаты. И если чужие чувства ещё как-то можно в себе заглушить, то рациомагам повезло меньше всех, потому что они не могут прекратить читать чужие мысли.

Все эти чародеи по сути своей лишь слегка управляемая бомба замедленного действия. Они не понимают, что конкретно создают, для них волшебная сила — лишь причудливое сияние.

Для того, чтобы контролировать и преобразовывать это сияние, природа создала артефактников. Одна из причин, почему артефактика начала развиваться недавно, заключается в том, что люди просто не догадывались о существовании ещё одной категории магов.

Артефактник — это тот, кто видит в чужой силе не просто сияющий шарик, а сложное переплетение магических линий. Именно артефактник способен вычленять их, менять на собственное усмотрение и связывать с предметом. Так, дар того же рациомага перемещается в красивый кулон, который позволяет даже обычному человеку читать чужие мысли.

Из эмоций филмаг создаёт энергию, а артефактник перенаправляет её в артефакт. Люди забывают о горе, нося счастье в своём кармане.

Руперт Берлингер совершил революцию в понимании человеческого образа жизни, и за это им и восхищаются и ненавидят его одновременно.

Артефактники начинают с создания примитивных артефактов, которые уже кем-то открыты. Они действуют по шаблону, изготовленному кем-то другим. Чем выше профессионализм артефактника, тем больше вероятности, что он создаст свой артефакт с новым свойством. Многие тратят на это не одно десятилетие, но так ничего и не изобретают. Сложность состоит ещё и в том, что маг-новичок тут не помощник. Для этого дела нужен тот, у кого с годами вырос энергетический потенциал.

Поэтому второй путь в карьерной лестнице: приносить пользу через расширение клиентской базы. Если ты сможешь продавать тот продукт, что создаёшь, то твоя должность будет расти, и офис переместится не одним этажом выше.

Таким методом Эван Дэппер стал младшим партнёром. Если его показатели будут расти, то в конечном итоге он станет старшим партнёром. Несмотря на то, что наш руководитель занимается заключением сделок, он по-прежнему артефактник. Он показывает нам, что представляет собой эта наука, и как создание артефактов происходит в «полевых условиях».

Не иначе как по иронии судьбы моим партнёром стал рациомаг, который вчера обругал меня в помещении для трилсов. Когда я села к нему, он особо не удивился — видимо успел прочитать чьи-то мысли.

Мы с самого начала не поладили, и, судя по отсутствующему выражению лица, ничего менять он не собирался. Этот парень был по большей части молчаливым, но его тёмные глаза пробирались в твою душу и открывали в ней самые потаённые уголки. Он выглядел, как фанатик из секты: чёрная одежда, татуировки, которые выглядывали из-под рубашки на запястье и шее, худое телосложение, черничные волосы до плеч, бледная кожа. Находясь рядом с ним хотелось обвеситься оберегами от зла.

Он молча просканировал меня пугающим взглядом, скрестил руки на груди и тяжело вздохнул. Я сидела напротив, делая вид, что занята разглядыванием стола. Мы ждали Эвана, но того всё не было. Время тянулось ужасающе медленно.

Перед нами стоял наш рабочий предмет. У него было две выемки — та, что ближе к рациомагу предназначалась для его энергии, во вторую клался предмет. Возле меня была небольшая платформа, усеянная иголками, как у йогов. Именно к игольному ушку крепились нужные энергетические линии.

— Привет, — поздоровался Эван, появляясь рядом и беря стул у наших соседей. Он уверенно сел и обратился ко мне: — Эрин, скажи, какие плетения вы уже создавали в институте?

— Э-э… ну… — Я покосилась в сторону телепата и заметила, как вытянулось его лицо от удивления. — Что скажете, то и буду делать, — ответила уклончиво.

— Ну а что ты умеешь?

— Если я что-то не умею, то я этому научусь.

Эван хмуро посмотрел на меня, видимо, недовольный тем, что я так туплю и не могу нормально ответить на вопрос.

— Ладно, Шэйн взялся за артефакт надёжности, тебе я дам что-нибудь из этой же области. — Он внимательно посмотрел на моего соседа и что-то для себя решил.

Телепат нервно хмыкнул и язвительно высказался:

— Она с этим не справится.

— С чего ты взял?

— Я её мысли могу читать и точно знаю, что она умеет, а что нет.

— И как это связано с её желанием что-то делать? Ты знаешь, что она умеет, но понятия не имеешь, что она может, — спокойным голосом Эван Дэппер поставил его на место. — Как тебя зовут?

— Корни, — хмуро буркнул парень.

Я тихонько хмыкнула, злорадствуя, что у него такое глупое девчачье имя.

— Корни, я тебя настоятельно прошу не тащить моих стажёров на дно, — сухо проговорил Эван.



Анастасия Вернер

Отредактировано: 04.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться