Артефаки. Часть 1

Размер шрифта: - +

Глава 4

Глава 4

 

Тридцать стажёров собрались на сороковом этаже. Мы рассеялись вдоль стеночки, каждый стоял в своей группе и пытался понять, что происходит в кабинете гендиректора компании.

— Чёрт, стажёры Клауса Морепа подкупили секретаршу из соседнего офиса. Она им всё расскажет! — скорбно объявил Шэйн, посланный на разведку обстановки несколько минут назад.

— Эрин, ты же работала с телепатом? — ко мне обратилась Айрис. — Попроси его подобраться к кабинету и узнать, о чём они говорят.

— Его ещё найти надо, — поморщилась я. — Давайте взломаем компьютер Берлингера и по камере будем за ними наблюдать!

— На это не один день уйдёт, — спустил меня с небес на землю Уош.

— Может, попробуем подобраться к офису и будем читать по губам? — предложила Джул.

Мы переглянулись.

— Читать по губам я не умею, но можем просто посмотреть. Никто ведь такого не запрещал! — немного видоизменил план Шэйн.

Мы согласно закивали и под осуждающие взгляды («вы подставили всех руководителей!») двинулись к кабинету моего отца. Как и все офисы, он был стеклянным, и нам предстала эпичная картина: пять выдержанных бизнесменов в костюмах с каменными лицами выслушивают грозную речь недовольного Руперта Берлингера. И хотя младшие партнёры обладали потрясающей выдержкой, рядом с отцом они смотрелись, как нашкодившие котята.

Стена напротив дверей офиса была полностью забита другими стажёрами, поэтому мы припали сразу к стёклам, загородив остальным обзор своими спинами.

— Вы с ним так похожи, — прошептала Айрис, рассматривая Руперта и иногда переводя кристальные глаза на меня.

— Она получилась из его сперматозоида, — напомнил Шэйн.

— Вообще-то мы говорим о гендиректоре компании, прояви уважение, — тихо возмутилась я.

— Ну это же правда. Ты получилась из самого неудачливого сперматозоида.

— Почему это из неудачливого? — обиделась я.

— Судя по твоим рассказам, тебя не планировали.

— И что? Это был просто самый упорный сперматозоид!

— Вы издеваетесь? — прошипела Айрис. — Заткнитесь и не позорьтесь.

— А она получилась из самого злобного сперматозоида, — захихикала я, обращаясь к Шэйну. Тот начал согласно «гыгыкать» в ответ.

— Мой сперматозоид был самым обаятельным, и самым перспективным, — поддержал разговор мажор.

— А я получилась из самого упорного сперматозоида, который переносил в себе все умения моего отца.

— Интересно, из какого тогда сперматозоида появился Эван? — хрюкнул Шэйн.

Против воли начали хихикать все — даже Уош улыбнулся.

— Спорим, Эван телепатически управляет своими сперматозоидами? — видя, как мы уже не можем сдержать смех, продолжил шутить мажорчик. — Он даже не пользуется презервативами. Когда наступает ответственный момент, он говорит: «Так, ребята. Стоять. Не сегодня». И они строем возвращаются обратно.

— Шэйн, хватит, — попросила Джул и стиснула зубы, чтобы не рассмеяться.

— Идут! — воскликнула Айрис.

— Сперматозоиды возвращаются? — не удержался Шэйн.

— Что обсуждаете? — спокойно спросил Эван, когда вышел из кабинета гендиректора компании.

Мы переглянулись, смутились, а потом не выдержали и расхохотались.

— Вижу, вам весело, — кивнул руководитель, в его голосе промелькнули опасные нотки. — Хорошо. Скоро будет не до веселья. В мой кабинет. Живо.

От того, как он произнёс это «живо» веселиться резко перехотелось. Эван развернулся и повёл нас через толпу стажёров, к которым уже выходили их руководители. Дэппер, словно вождь краснокожих вёл по коридорам своих верных помидорок, а в лифте так и вовсе начал напоминать памятник.

Мы с Шэйном переглянулись. Всё же именно из нас получились главные зачинщики диверсии. Но, судя по всему, к сложившейся ситуации мы относились по-разному. По взгляду мажорчика читалось, что он раздумывает, как бы выкрутиться. Я думала о том, как переложить всю вину на нас, чтобы наказание не затронуло остальных ребят.

Не то что бы я прямо горела желанием поступить по совести, но лишняя ненависть и обвинения (самое ужасное, что справедливые!) мне были не нужны.

Эван зашёл в кабинет и придержал дверь, пропуская всех остальных. Мы понуро забрели внутрь и выстроились в линеечку перед его столом, виновато уставившись в пол. Руководитель встал напротив и недовольно скрестил руки на груди.

— Ничего не хотите мне сказать? — холодно осведомился он.

Мы переглянулись.

— Это вышло случайно, — пробормотал Шэйн, — просто появилась информация, что…

— Нет, ничего не хочу слышать, — оборвал он мажорчика.

Э?

— Вы поступили плохо. Ваш поступок очень, очень плохой. Так поступать нельзя. Вам ясно?

Мы недоумённо подняли головы и взглянули на Эвана. Тот с таким же бесстрастным выражением лица посоветовал:

— Притворитесь, что вы невероятно раскаиваетесь.

Шэйна аж перекосило от радости.

— Но мы не раскаиваемся? — понимающе уточнил он.

— До вас ещё никто с таким отчаянием не рвался в «Берлингер», — позволил себе хмыкнуть младший партнёр. А затем добросердечно поделился: — Вы неофициально признаны самыми перспективными стажёрами этого года.

На мажорчика страшно было смотреть. Казалось, словно над его головой светится злорадная надпись: «Я ЖЕ ВАМ ГОВОРИЛ!».

— А нас накажут? — уточнила Айрис, недовольно пнув Шэйна в бок.



Анастасия Вернер

Отредактировано: 04.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться