Артефаки. Часть 1

Глава 3

Глава 3

 

Если бы можно было одним словом описать мои руки после работы с восемью магами за два часа, я бы сказала, что это огромные клешни. Они онемели, разбухли, дрожали и отказывались шевелиться.

После восьмого мага мы с Ником попросили перерыв.

Не то что бы мы прямо так уж устали… хотя кого я обманываю. Нас будто провернули через мясорубку и скрутили в четыре оборота, выжимая остатки сил.

— Как в театре бывают антракты, так и нам стоит немножко пожалеть наших актёров… тьфу, участников, — сделал вид, что оговорился ведущий, — и дать им возможность перекусить бутербродиком. Как в театре у нас, конечно, нет трёх звонков, но буквально через пятнадцать минут мы продолжим наше соревнование!

Я размеренным шагом двинулась к краю сцены, аккуратно спустилась и пошла по проходу, уплывающему вверх.

По сторонам не смотрела. Если меня кто-то и звал, то я не заметила. Мне важно было как можно скорее скрыться от любопытных глаз, но при этом не нарваться на кого-нибудь знакомого.

Сейчас мне совершенно не хотелось ни с кем общаться. Натужно улыбаться. Делать вид, что у меня всё под контролем. Притворяться, будто абсолютно не волнуюсь и уверена в победе.

Я устало вышла из зала и направилась к автомату с кофе. Потыкала в вирт-окно, расплатилась карточкой и взяла себе небольшой стаканчик с ароматным напитком.

Мимо проходили люди, замечали меня, не отводили взгляда, несколько секунд намеренно рассматривая моё лицо, и шли дальше. Я недовольно поджала губы. Быть объектом всеобщего внимания совсем не круто. Эта роль подошла бы Айрис. Она же и красотка, и уверенная в себе, и моделью была, и в каждой бочке затычка; в общем, ей бы на моё место, на самом деле.

Я заметила фигуру Эвана, выходящего из конференц-зала, развернулась и поспешила скрыться. Первой попавшейся дверью оказался выход на лестницу. Я решила подняться несколькими этажами выше.

На пятнадцатом было поспокойнее. Не все офисы пустовали. Кто-то работал по выходным, но, даже находясь в «Берлингере», на битву стажёров не пошёл (ну, может одним глазком и взглянул).

Я медленно и уныло прошла по этажу, допила кофе, выкинула стакан в утилизатор, и решила вернуться к лифту. Освежилась, голову проветрила и хватит.

— Ты позоришь мою фамилию, — услышала злой, невероятно злой мужской голос.

Я не хотела поворачивать голову. Клянусь — не хотела! Но когда кто-то говорит с таким ядом, непроизвольно появляется желание взглянуть, что ж с этим человеком сотворила жизнь.

И я посмотрела.

Комната отдыха располагалась и на этом этаже тоже. Я её разлюбила в последнее время, так как тут сломалась магнитная система двери. Только прилёг — и тут же какие-то звуки снаружи появляются, даже капсула от них не спасает. Уже неделю так, а починить всё не могут!

Дверь не закрылась и на этот раз, оставив малюсенькую щёлочку, через которую я увидела лишь половину лица говорящего. Но я его узнала.

Дерек Юргес.

Замерла. Поспешно прислонилась к стене. Секунду сговаривалась с собственной совестью и в итоге начала прислушиваться. Звуки были приглушённые, не всё долетало до моих ушей, но кое-что мне удалось различить.

Например, звучный подзатыльник. Вздрогнула даже я, хотя стояла снаружи. Не было уверенности, что там находятся отец и сын, но в голове сразу сформировался образ Ника, который приглаживает волосы после удара.  

— Позорище, — прошипел Дерек Юргес, — как можно столько тянуть с этой девчонкой?

Путём не хитрых вычислений сделала вывод, что всё же там отец и сын.

— Кто тебя воспитывал? Зачем я трачу деньги на твоё образование, если ты вырос таким ничтожеством? Что за сопли ты показываешь на сцене? Ты должен был ещё на первой секунде втоптать её в грязь.

— Прости. Просто она сильная, потому что её готовил отец. Он помогает ей в артефактике, — ответил Ник.

Я поражённо застыла. Не из-за его слов, а из-за его тона!

Это. Был. Мой. Голос. Образно выражаясь, конечно. Но трудно представить, насколько я в данный момент узнала в нём себя.

Когда мама начинала психовать, я говорила также: «Да, мам, прости. Просто так получилось. Прости, мам. Я не хотела. Ему это лучше даётся. Понимаешь? Прости».

— Да плевать, чья она дочь и кто ей помогает!!!

Я вздрогнула во второй раз. Дерек Юргес по чему-то ударил. Наверное, по капсуле, и, скорее всего, ногой в идеально начищенном ботинке. Надеюсь, не по Нику, ибо удар был сильный и звучный.

Стоп.

Нет!

Конечно, я надеюсь, что по Нику! Мне его вообще не жаль! Заслужил.

— Если бы это была дочь президента, ты тоже начал бы искать оправдания?! Твоя задача — не опозорить семью Юргесов. Только попробуй запятнать мою фамилию. Останешься без неё. Понял, дерьма кусок?!

Я не стала больше слушать. Уже услышала всё.

Просто. Жесть.

Если бы меня назвали «куском дерьма», даже мама, перед которой приходилось лебезить, я бы начала выяснять отношения. Обиделась бы — и это ещё мягко сказано. А Ник… из комнаты отдыха по-прежнему слышался лишь голос Дерека Юргеса.

Я вызвала лифт и пока ехала на тринадцатый этаж, обдумала ситуацию.

Кажется, Эван знал об отношениях семейки Юргес.

«Запомни: Берлингер в тебя верит. Конкретно ему ничего доказывать не надо».

Да сто процентов Эван знал! Поэтому и предупредил. Нет, даже не предупредил, а подсказал. Он нашёл способ надавить на Ника. Я тоже нашла.

 

***

 

Бой возобновился.

Предварительно нас, конечно, вынудили облобызать микрофоны своими пафосными речами о том, как мы набрались сил и готовы бороться до конца.



Анастасия Вернер

Отредактировано: 04.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться