Артефаки. Часть 1

Глава 7

Глава 7

      

Это было утро сомнений и колебаний, нерешительности и противоречивости.

Я медленно собиралась на стажировку, аккуратно складывала вещи в сумку. И хотя долгое время ходила с рюкзачком, именно в этот день решила кое-что изменить в своём стиле. Каблуки, облегающее строгое платье, заметный макияж, час верчения перед зеркалом, вердикт — красотка.

Я вышла на улицу.

Было ещё темновато, хотя рассвет приближался со стремительной силой. Холодные лучи наполнялись тёплом и готовились прогревать собой землю.

На поезд не опоздала. Даже постояла немного на платформе в ожидании.

В руках был кофе; пальцы грелись, сжимая стакан, а от терпкого запаха мысли уплывали далеко.

Я вспоминала наш поцелуй с Джошем, прокручивала в голове его объятия, нежные слова, приятный запах. Эти моменты возрождали цепочку событий из прошлого — другие руки, другой мужской аромат, но такие же ощущения. Уюта. Комфорта. Интереса. Минутного счастья.

Это всё со мной уже было. Мне нравилось тогда, нравится сейчас. Но дальше..?

Приходилось выстраивать стратегию. Я планировала, сколько ещё мне нужно времени, чтобы подпустить Джоша ближе. Размышляла о том, как именно с ним общаться. И хотя мы знали друг друга уже достаточно хорошо, плюс он прошёл проверку на человечность, я понимала, что нам требуется ещё немного времени.

Если мы хотим не просто совместного времяпровождения — постели, раз уж говорить прямо — придётся порыться в прошлом друг друга. Нужно узнать о его прежних отношениях с девушками, выяснить о его семье, поговорить о его детстве, понять, чем он живёт, покопаться в его страхах, надеждах, мечтах, планах на будущее.

В отношениях нужно проложить фундамент. В процессе мы либо сблизимся ещё больше, либо убедимся, что это абсолютно не наше. Без такого фундамента дом рухнет.

Хотела ли я быть с Джошем?

Не знаю. Наверное, да. Думаю, мне было бы любопытно попробовать.

«Берлингер» встретил меня хмурой нависающей и давящей укоризной, будто здание за что-то обиделось. Я грустно вздохнула, отмечая, что погодка сегодня отличается от привычной для этого времени года. Было ощутимо прохладнее.

Я зашла в лифт, в котором по случайной иронии судьбы оказались Элис  с Хуаном Хи-хи. Видеть их вместе мне ещё не доводилось, поэтому моё удивление можно было пощупать руками.

— Потом поговорим, — вздохнул Хуан Хи-хи.

— Да ладно тебе, Эрин всё равно никому ничего не расскажет. Да ведь, стажёр Берлингер?

— Я Шэдли, — исправила тихо, почувствовала, как секретарь прожгла меня взглядом и промямлила: — Но это неважно, меня тут вообще нет.

Так как кроме нас в кабинке больше никого не было, она грозно уточнила:

— Эрин, тебе ведь не хочется трепаться среди других стажёров и наживать себе проблемы?

— Понятия не имею, к кому вы обращаетесь, — пробормотала я и вжалась в угол, пытаясь слиться со стеной.

Боже, лучше бы другой лифт подождала! Они будут целоваться? Обсуждать бурную совместную ночь? Сейчас обложат меня тайнами с ног до головы, а мне потом храни это как-то всё. Служебные романы в этой фирме не поощрялись, даже если люди были из разных отделов. Ох…

— Ну так что там? — жадно спросил Хуан Хи-хи у Элис.

— Все бумаги по сделкам нужно распечатывать, — наставительно вещала она, — срочные складывать в отдельную папку, перспективные класть к нему на стол. Каждое утро он просматривает от трёх до пять возможных клиентов, выбирает одного. По нему нужно собрать всю имеющуюся информацию.

Я недоумённо покосилась в сторону этих двоих. Хуан Хи-хи слушал с внимательным видом и даже чиркал что-то в блокнотике. В блокнотике! Ими кто-то ещё пользуется?!

— Ладно, про это я понял. А как насчёт его предпочтений?

— Каких ещё предпочтений? — Элис эффектно выгнула бровь, убивая собеседника надменным взглядом.

— У вас ведь есть всякие ментальные знаки, я про это хотел узнать. — Хуан Хи-хи не выдержал и посмотрел в пол.

Я тоже.

— Есть несколько вещей, которые тебе нужно знать. Когда он приходит на работу, документы должны лежать на столе. О встречах нужно предупреждать за день, не позже. Есть отдельный список персон, которые могут позвонить и записаться в любое время, остальных можно смело слать лесом. Если утром он пил кофе, то ты должен принести его не раньше двенадцати. Если не пил, то у него на столе должен стоять латте макиато с сиропом и шоколадом. Если он в плохом настроении, то ты отчитываешься только по работе, если в хорошем — делишься последними слухами о деятельности старших и младших партнёров.

— А как я пойму в хорошем он настроении или нет? И пил ли он кофе?! — озадачился руководитель отела артефактики.

— Ты же его правая рука.

— Элис!

— Ладно, первое время ориентируйся по галстукам. Чёрный, серый с каким-то рисунком — плохое. Любой «чистый» оттенок — хорошее.

— А как это поможет определить, пил он кофе или нет?

— В плохом настроении пил. В хорошем ему хватает терпения доехать до работы. Это не относится к синему галстуку.

— А синий..?

— Значит, что у него был секс, настроение хорошее, но кофе он уже попил.

Бедный Хуан Хи-хи обчеркал себе весь блокнот.

Лифт замер на семнадцатом этаже и выпустил моих случайных собеседников.

— Откуда ты столько о нём знаешь? — спросил руководитель отдела артефактики.

Элис открыла рот, чтобы ответить, но двери лифта плавно съехались, оставив меня мучиться в недоумении и любопытстве.

Так как поднималась я прямиком в офис Эвана, мне стало жуть как неловко после всего услышанного.



Анастасия Вернер

Отредактировано: 04.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться