Артефаки. Продолжение

Глава 8

Глава 8

 

— Ладно, так… Пап, привет, я поссорилась с мамой и теперь хотела бы пожить у тебя. Ты не против? В смысле — не против?! Ещё бы ты был против! Чёрт. Пап, привет, у меня возникла трудная ситуация в жизни. Помню, ты говорил, что когда-то тебе тоже было плохо, но тогда тебе никто не помог, а у меня есть ты и… Чёрт!

Дверь — как это обычно бывает — открылась неожиданно. И хотя я готовилась к этой встрече, меня всё равно застали врасплох. Рассеяно моргнув, я поняла, что все заготовленные слова мгновенно выветрились, и выдала первое, что пришло в голову:

— Пап, привет. Я бомж.

Руперт Берлингер моргнул так же рассеяно, как и его дочь секунду назад, и тоже выдал первое, что пришло ему в голову:

— У меня дома только каша.

Удивительно, но эта тупая фраза сняла напряжение и помогла собраться с мыслями.

— Я поссорилась с мамой и ушла из дома. Можно мне временно пожить у тебя? — И хотя это был вроде как мой биологический отец, и я имела полное право с ноги выбить дверь и рассесться на его диване, мне было жутко неловко просить его о помощи.

— Конечно, — кивнул он, но продолжил стоять на пороге.

— А… зайти мне можно? Или ты разрешил кантоваться только на коврике?

— Нет, само собой — нет. Заходи.

Он нервно отошёл в сторону.

Я медленно прошла внутрь.

— Тут довольно мрачно, — заметила сразу.

— У меня… у меня не убрано. Домработница придёт только завтра.

— У тебя есть домработница?

— Ну, да.

Это было незаметно от слова «совсем». Не представляю, сколько же ей платят за её работу, ведь тут проще снести дом и построить новый, чем убрать вот это всё.

Я споткнулась о пустую пластиковую банку, та радостно закатилась под декоративный столик.

— А что у вас с мамой случилось?

— Она не хочет, чтобы я занималась артефактикой.

— Ясно, ничего нового, — вздохнул отец, пока я пыталась справиться с собственной брезгливостью.

Ну как так можно жить!

Я даже не стала спрашивать, не помешаю ли я отцу и его возможной пассии. Очевидно было, что никакой пассии нет. Или она решила не трогать холостяцкую квартирку (или поняла, что трогать тут что-то бесполезно). Я обвела взглядом кипы бумаг, непонятно по какой причине разбросанных по всему дому, занимающих каждый свободный сантиметр. На спинке дивана неаккуратной горкой покоились рубашки, на столе стояли немытые чашки и тарелки с недоеденными бутербродами. Ещё куча посуды лежала в посудомойке, но также грязная. Смею предположить, что отец не знал, как ей пользоваться и ждал свою домработницу.

— Ну, я же точно не мешаю? — уточнила из вежливости, чтобы заполнить возникшую паузу. Отец как обычно не знал, о чём со мной поговорить.

— Нет-нет, всё нормально. Дом большой, можешь жить тут сколько хочешь, — нервно проговорил он. — Только… где твои вещи?

— Вещи?

— Ты же ушла из дома?

— Я не успела ничего с собой взять. Только документы. Мне Эван сказал, где ты живёшь, и я пришла.

— Эван?

— Да. А что?

— Ничего. — Руперт показательно бодро взмахнул рукой. — Идём, покажу спальню.

Планировка домов на оранжевой ветке была практически одинаковой. Если и были какие-то различия, то в глаза они не бросались. Эта спальня отличалась от той, в которой я была с Эваном, разве что цветом стен и постельного белья. Огромная кровать занимала почти всё помещение, напротив, во всю стену висело зеркало, за ним, как я поняла, располагались полки для вещей. Нужно было нажать несколько кнопок, чтобы они открылись.

— Ну… вот… — Отец вздохнул. — Тут вот кровать, прямо по коридору душевая, туалет. В общем, всё есть.

— Класс, — покивала я, нервно топчась на месте.

— Еда… э-э… у меня, наверное, нет такой еды, которую ты ешь.

— Я всё ем. Кроме крыс.

Руперт оценил шутку не сразу, из-за чего неловкость между нами только возросла.

— Ну, я, наверное, попрошу домработницу пораньше прийти. Она принесёт продукты. Ты что обычно ешь?

— Да как бы всё.

— О! Если что, тут на розовой ветке есть хорошие кафе. Можешь в них поесть.

— Одна?

— Ну, да. Я на работу.

— В смысле? Сегодня суббота.

— Я же гендиректор, Эрин, — мягко улыбнулся отец. — А у тебя какие планы? Э-э… они у тебя есть?

Я тяжёлым взглядом в очередной раз оглядела комнату, покусала губы и промычала:

— Угу. — Вздохнула и выдавила: — Пойду в больницу. У меня плановый осмотр.

— О.

— Ага.

— Удачи.

— Спасибо.

— Что-нибудь… нужно? Если нужно, ты не стесняйся, говори.

— Я не стесняюсь, — улыбнулась сконфужено. — У меня просто одежды тут никакой нет. Так что пройдусь по магазинам, потом поем. В общем, обычная жизнь среднестатистического подростка.

— Тебе нужны деньги?

— Они всем нужны, — пошутила я, но видимо уровень моего чувства юмора скатился ниже плинтуса, потому что отец вновь ничего не понял.

— Я переведу, за это можешь не переживать. Или вообще могу свою карточку дать.

— А ты?

— У меня же их много.

— Ну… давай.

— Отлично. Вот вроде всё решили, да? Обустраивайся, в общем. И… э-э… чувствуй себя как дома.

Судя по его лицу, он был свято уверен, что проблемы с матерью у меня временные и в скором времени я съеду.



Анастасия Вернер

Отредактировано: 20.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться