Артефактор по найму

Размер шрифта: - +

20

Как и любой уважающий себя выпускник Университета прикладных магических наук, Мирада Лисс ненавидела быть жертвой. Объектом манипуляции? Пожалуйста. Частью сложного, негуманного и совершенно ненаучного эксперимент? Легко! Но жертвой?

Нет уж, мы как-нибудь и без такой сомнительной участи обойдёмся!

Так думала умница Лисс, переступай порог своей альма-матер и шагая во взрослую жизнь. Так она считала, выкупая тощего, колченого лисёнка у ушлого продавца и не представляя, во что выльется эта спасательная авантюра. В это она верила, отправляясь вместе с боевым магом в опасное путешествие, полное приключений.

И, почему-то, ни капли не удивилась, оказавшись распятой на магическом алтаре, в белой хламиде на голое тело и в компании сумасшедшего старичка. Дедок, явно выжив из собственных седин, лающе ржал и метил в юное, девичье сердце острием ритуального кинжала.

Попутно патетично вещая что-то о пришествии Тьмы, нового мирового порядка и очищение души невинной заблудшей овечки во имя всеобщего блага. Ему вторила компания странных личностей, жадно глазевшая на попытки этой самой «овечки» вырваться и высказать всё своё недовольство этому миру…

Попутно проклиная, на чём свет стоит ту догадливую сволочь, что ей кляп в рот засунуть успела. И явственно ощущая, как настроение портится, а угрозы лишиться жизни в самое ближайшее время приобретают нешуточную реальность.

Мирада сглотнула, широко раскрытыми глазами уставившись на занесённый над нею кинжал. Сердце билось о рёбра, намекая на своё явное нежелание быть проткнутым подозрительным куском металла, завывания вокруг набирали обороты. А в голове, как назло, не было ни одной нормальной мысли.

Лисс даже восхитилась. Собственным познаниями в области идиоматических выражений, так и норовивших слететь с языка в адрес чёртовых боевых магов, оставшихся в деревне. И умудрившихся всей компанией, дружно прохлопать этого милого старца, «божьего одуванчика», старейшего жителя горного посёлка…

Девушка возвела глаза к потолку, страдая от невозможности вслух озвучить все свои соображения. Действительно, кто бы мог подумать, что этот очаровательный образчик старческого маразма и есть глава той самой кровавой секты? Милый дедуля, забавный и заботливый такой.

Насквозь провонявший смертью и кровью, ага. Но кого это, кроме Миры и Лила смутило? Лис вон, и вовсе отказался в дом заходить. Повернулся задом, лапами загреб, наглядно демонстрируя всё, что он думает по этому поводу и гордо удалился в сторону конюшни.

Чёрный, лоснящийся магический лис был по натуре эгоистичен и до зубного скрежета хитрожоп. Но речь сейчас совсем не о том!

Глядя ненавидящим взглядом на кованые браслеты на руках, сжавшие магическое ядро в ледяные тиски, Мирада Лисс впервые в жизни делала то, что делал каждый адепт Университета прикладных магических наук перед дипломом и преддипломной практикой. А именно – молилась.

Всем известным богам, всему пантеону разом и парочке языческих тотемов до кучи. Дедок не поскупился и надыбыл где-то печально известные оковы «Викт-Ора», лишавшие пленника даже намёка на силу. И то и дело дёргая руками и ногами, девушка горячо и клятвенно пообещала, что если выживет – покажет всем, где раки зимуют!

А если нет и (тьфу-тьфу-тьфу!) всё же отправиться к Хельге, то доведёт богиню до нервного срыва, но получит шанс вернуться обратно. Призраком, зомби, упырём… Да хоть тупоголовым виверном! Лишь бы устроить всем причастным к гибели юного артефактора лицам весёлые дни и незабываемые ночи!

До полного поседения незабываемые!

Увлёкшись поиском назначения крайних, Лисс как-то упустила тот момент, когда процесс жертвоприношения перешёл к самому главному. А точнее – к убиению этой самой, невинной жертвы. Не зависимо от её мнения по данному вопросу и степени невинности. Разошедшийся дедуля возвёл глаза к каменному потолку, завывая зубодробильные катрены и резким взмахом попытался пробить ножом грудную клетку застывшей, как мышь под веником Миры.



Суфи (Юлия Созонова)

Отредактировано: 05.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться