Артёмка 2.0

Глава четвёртая, или эпопея с ремонтом квартиры

 Вот что. Сказала мама, и ударила кулаком по столу. Или ты живешь там, или ты живешь здесь. Вариант я живу «и там и здесь», не принимается. У тебя есть минута на размышление. Время пошло.  

Артём призадумался. И там…и здесь…нерешительно протянул он, стараясь выиграть время. Было бы хорошо жить, если бы иметь столько денег. Вот именно! Вот именно – иметь столько денег. Ликующе согласилась мама. А ты, наверное, имеешь столько денег, что выкидываешь каждый месяц дикие суммы чужому дяде.


- Ма! Мы же с тобой это уже обсуждали. Набычился Артём. Квартира очень хорошая, она в городе одна такая. Её имеет смысл купить, пока идут шальные деньги. И дядя Степан нам не чужой, хоть и уехал в Монголию.  
Это мы обсуждали. Я помню. А вот состояние нашей квартиры мы с тобой не обсуждали. Все более заводилась мама.

- Вот идем! Вот идем и посмотрим прямо сейчас! На стене в большой комнате большое жирное пятно. Потолок в большой комнате чёрный и сыпется, да они изначально был из песка, потому что твой отец придурок нанял таких безруких строителей…

- Мама! Ну папа не придурок, это не обсуждается. Тогда время было такое – перестройка. Понимаешь? Кто выжил, а кого и убили. Так, давай. Что там у тебя дальше?

-У нас! У нас, Артём, это дальше – от быта никуда не денешься, будь у тебя хоть миллион денег, будь ты хоть святым!
 
- А дальше? А дальше у нас линоулеум, который совсем исшаркался, лампочка какая то пятиваттная, ванна, куда заходить боишься.  Вот такое у нас дальше.

- Ну хорошо. Рассудительно сказал Артём. В ванную любой человек заходить побоится, потому что там потолок черный, и прокопченный насквозь каким-то салом, будто сверху кого-то зажарили. Линолеум лучше не трогать, потому что под ним доски, по которым из соседней квартиры полтора года ручьем текло. А ещё стена в большой комнате, она вся в виде мокрой штукатурки лежит под шкафом внизу.

- Так или не так?

И мама только вздохнула.
Соседи Артёма были странными. Странными были все обитатели этого дома, а может быть, и всего этого города. Но странности соседей Артёма причиняли неприятности окружающим. Сосед сверху очень любил огонь. Время от времени он разводил костер в комнате, да что там, в комнате – он что то непрерывно жёг и  в своей большой комнате, и в спальне, и в ванной, и на кухне. Семья Артёма жила прямо под ним. Пока у него в квартире был линолеум, это мешало только соседям сверху. Когда линолеум выгорел, а перекрытия хорошенько прогрелись и высохли, туго пришлось соседям снизу – каждый его костер оставлял на потолке квартиры снизу черное пятно.

Артём ушел в большую комнату и начал думать. Потолок сыпется, потому что на нем, сверху, непрерывно что-то жгли. Ну вот, с этого и можно начать. Хоть какая – то  отправная точка для размышлений. Палит костры на потолке сосед сверху – одинокий идиот среднего возраста.

Итак. Думал Артём, поднимаясь по лестнице. Я скажу ему – дорогой сосед. Не будете ли вы столь любезны прекратить свои игры с огнем? А вот и дверь, вот и звонок. Сосед сверху, громко топая, подбежал к двери, и открыл её на цепочке.

- Ля-ля-ля, ля-ля-ля! - сказал он, и прыснул в Артёма водой из пульверизатора. Воооот….водичка это лучше, чем огонь – сказал Артём успокаивающе.  Я войду, да? Ты меня пустишь?? Я же твой сосед снизу, Артёмка, помнишь меня? Сосед ничего не сказал в ответ - сбросил цепочку, и убежал, кривляясь. Он был занят. На металлическом листе в центре большой комнаты догорали полное собрание сочинений Маяковского, два тома Большой Советской Энциклопедии, и какие-то глянцевые журналы по огородничеству, которые горели плохо. Скорее всего, они горели плохо потому, что сосед, сидя на корточках, прыскал на них водой. Он был погружен в себя,  и счастлив. В надежде выпить хотя бы чаю с соседом Артём заглянул на кухню. Но он не обнаружил на кухне ничего, кроме черных стен, и почерневшего до состояния угля кухонного стола. Так он, несолоно хлебавши, и двинул домой. Да, непросто жить, когда твоему соседу сверху неудачно сделали пункцию спинного мозга.

С соседом, вернее, соседкой сбоку, было ещё сложнее. Она была старой. Нет, ну она была очень старой. Настолько старой, что всё забывала. А ещё, она очень любила водные процедуры. Но хуже всего было то, что стена её ванной примыкала к стене большой комнаты у Артёма. Казалось бы, ну не бывает такой планировки, чтобы ванная примыкала не к ванной, а к стене жилой комнаты, и куску коридора. А вот поди ж ты! Была. Ванная Евдокии Владимировны (а именно так её звали), была расположена за стеной коридора и большой комнаты. Более того, это огромная, дореволюционного дизайна ванная стояла на довольно высоком, постаменте из кафеля. А переливалась эта ванна через раз, стабильно, раз в две недели. Дело в том, что сток был практически забит, а ремонтировать чугунные трубы дореволюционной прокладки не брался никто. Тем более, у Евдокии не было бы денег оплатить такую работу.

Старушка горевала недолго – и продолбила небольшую дырку из своего в Артёмов коридор. Как ни странно, этого полгода никто не замечал. Вода тут же нашла дырочку, и просочилась под пол в коридоре. После того, как доски и перекрытия полностью пропитались водой,  одна из досок вспучилась горбом, и вода из-под неё полилась в мамину комнату. Да и кухню тоже немножко зацепило.

Мама же не придумала ничего лучшего, как продолбить дырку в своей стене, сделав отвод для воды – наружу. Мало-помалу благодаря местной воде отвратительного качества появились высолы на стене, со второго до первого этажа. Соседи снизу, было, пробовали возмущаться. Но все решилось по-гайворонски, то есть “поляной”. Все это Артём припомнил маме, пока они, пыхтя, перетягивали шкаф.

Несмотря на то, что из шкафа предусмотрительно вытащили все, включая старые Артёмовы игрушки и тетрадки, отцовские книги о путешествиях и мамин сервиз мадонна, электрофен, скороварку и вафельницу, он был страшно тяжел.



Salvatore

Отредактировано: 05.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться