Артёмка 2.0

Глава седьмая расскажет о психоделическом Хрущёве

Это случилось в июле 2011 года, когда Артём по-прежнему отдыхал на даче. Трубку он не брал уже давно, примерно неделю. На все вопросы от клиентов и заказчиков студии он однообразно отвечал – не знаю, что хотите, то и делайте, перекладывая все эти задачи на Нестора.

После того, как ноутбук таинственно пропал, а потом – так же таинственно вернулся,
Артём возил его постоянно с собой. Но и ноутбук лежал уже четвертый день, покрываясь пылью. Артёму необычайно хотелось встряхнуться. Если тебе хочется встряхнуться и сменить обстановку, то и мне тоже – злорадно думал он, но встряхнуться было нечем. В ходе поисков на даче обнаружились подшивка перестроечных журналов,  спиннинг без катушки, и поломанная лошадка-качалка. Вздохнув, Артём полез в ящик со старыми игрушками. А вот там его ожидала находка, которая может встряхнуть сильнее, чем воспоминания детства  - шишка травы. В шкафчике, очень кстати, нашлись сода, сгущенка, и марля.  

Измельчив растение, кипеть которому предстояло долго, Артём кинул получившуюся зелень в молоко,  добавил чуть соды, уменьшил огонь, и накрыл всё крышкой.  Откуда трава там взялась? Подумал Артём.  А! точно. Она же осталась с великой дегустации сортов, выращенных у Коли. Эту шишку все в свое время отказались курить, посчитав слишком галлюциногенной – и хотели выбросить, но Артём сжалился, да прибрал её, чтоб не пропадало добро. А сейчас видишь – и пригодилась. Думал он, листая журналы.
Ага, что тут пишут? Гдлян, Иванов. Ну и где теперь тот Гдлян, где Иванов? Расследовали какое то дело, раскрыли хлопковую мафию. А теперь это не мафия, а уважаемые среднеазиатские политики. И не страшен им теперь никакой Иванов.

Так, что дальше?  Какая-то пенсионерка пишет - не могу поступиться принципами. Ну и не поступайся, принципы – дело выгодное. Ты бы видела, какие у коммунистов в Верховной Раде машины – жир с них просто так и течет.

Рубрика – нам пишут и звонят. Пишет какой то парень, что ему обрезали длинные волосы дружинники на празднике «Алые паруса».  А что, может, и все правильно сделали. Иначе, какой смысл быть металлистом, и вообще неформалом, если ты не против системы? Мода разве что? Да давно уже прошла такая мода.

Ох ты ни фига ж себе! 286-й компьютер, 10 000 рублей. Как «Волга» прямо.  

Молоко было уже готово. Артём выжал траву через марлю. Получилась темно-зеленая пенящаяся жидкость с запахом прелого сена. Недолго думая, он вылил её в кружку, и опрокинул одним махом. Артём скривился, зажевал противный вкус коркой хлеба с солью, откусил помидор,  а потом и сьел его целиком.  Больше в комнате делать было нечего.

Да и оставшийся помидор, что то  слишком заманчиво блестел на солнце, напоминая о том, как прекрасен мир, и погружая Артёма своим блеском куда то внутрь себя. Дверь приоткрылась волшебно, словно дверь в сказку – казалось, её каждый скрип и шорох является рассказом. Артём вышел на улицу. Прёт! Прёт! Все-таки прёт. Радостно подумал он, и посмотрел на лес вдали, который тут же рассыпался миллионом радужных искр. На них было больно смотреть,  поэтому Артём стал смотреть на дорогу, но она как-то нагружала, и напоминала о быте. Мало-помалу Артём нашел такое положение головы, при котором  возник баланс между субъективной и объективной реальностями.
А  ноги тем временем привели его к кукурузному полю. Насколько прекрасна кукуруза! Насколько совершенны её початки с этими трогательными волосками! Восхитился Артём. Недолго думая, он сорвал один початок, чтобы рассмотреть поближе. На краю поля  лежало бревно, на которое Артём и присел с кукурузой в руках. Здесь ему очень нравилось – блики солнца играли на земле, дул легкий ветерок.
Да и, похоже, здесь нравилось не только ему.
На другом конце бревна сидел, и  внимательно следил за Артёмом Никита Сергеевич Хрущёв. Он был одет в белую парусиновую рубашку с небольшим вырезом без ворота, в холщовые штаны, а на ногах у него были черные, хорошо начищенные, разношенные ботинки. Ну, и как вы тут живете без меня? Негромко спросил Хрущев.

Прогресс технологий. Коротко бросил Артём.
Наших? Радостно бросил Хрущёв.
Нет. Американских.
А почему же американских? Нахмурился как туча Хрущёв.
Враги. Предатели. Коротко бросил Артём. Горбачёв в первую очередь.
Горбачёв…Горбачёв…не помню такого. Сосредоточенно бормотал Хрущев. Слушай, Артёмка!
А никак нельзя вернуться в прошлое, чтобы этого Горбачёва, значит, вычислить?
Боюсь, что это невозможно. Вздохнул Артём.   
Вот как. Незадача. Ну ладно. А ко мне как относятся? С надеждой спросил он.  
Артём призадумался. Как же ответить, чтобы не обидеть Никиту Сергеевича?

- Сталина не любят. Начал он издалека. Брежнева тоже – застой был, говорят.  А пятиэтажки ваши стоят до сих пор по всей стране. Американцев тоже вы здорово на место ставили. Только с кукурузой вы переборщили немного.
Да. С кукурузой это я маху дал. Опечалился Хрущёв и стал прозрачным снизу до колен.
А на Украине? На Украине, как, меня любят? Скажи. Тормошил его Хрущёв.
Во первых, не НА Украине, а В Украине, потому что мы теперь – независимое государство. Строго сказал Артём.
Вот тебе на! Не думали, не гадали, а независимыми стали. Дикий капитализм, поди? Хитро прищурился Хрущёв.
Он самый. Согласился Артём. При вас лучше было.
То-то же. Обрадовался  Хрущёв, и снова обрел плотное тело.
А подарки? Я вот Украине Крым подарил. А кто-то с тех пор делал подарки вам?
Артём согласился, что подарков с тех пор не было, и Хрущёв просто расцвел.
Но что то мы заболтались с тобой. Показывай свои технологии. Строго сказал он. Неведомо откуда в руках у Артёма появился его ноутбук.

Вот смотрите, Никита Сергеевич. Начал объяснять он. Сейчас он загрузится, и будет готов к работе.
А сейчас мы с вами подключимся ко всемирному информаторию – сказал Артём.
Он помнил, что именно так интернет называли в фантастике пятидесятых годов.   
Ух ты! А можно потрогать? Умоляще сказал Хрущёв.
Да, конечно. Вот смотрите – это главная  страница Google.
 Его хоть наши сделали?
Ну как. Замялся Артём. Условно наши – евреи из Москвы.
Понятно. Протянул Хрущев. А давай-ка с тобой посмотрим…
Они сидели долго. Через пару часов Артём заметил, что сидит с ноутбуком на краю кукурузного поля, и что он тут делает – неизвестно. Какое то наваждение. Решил он. И ушел в сторону дач, решив не оборачиваться.    
Но Артём все-таки обернулся.
В глаза ему било яркое солнце.
Посреди кукурузного поля стоял Хрущёв с початком кукурузы в руке, делаясь все более прозрачным. Его добрая улыбка исчезла в последнюю очередь, растворившись в горячем мареве над полем.



Salvatore

Отредактировано: 05.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться