Артёмка 2.0

А десятая глава перенесёт нас в город Антрацит на Донбассе

На календаре было первое сентября. На улице тепло, где то +15, серые тучи, через которые иногда видно солнце. Артем встал, и прислонился лбом к стеклу. Сначала по дороге проехал ЗИЛ, такой же, как привез его сюда. Потом прошла мама с двумя девочками, каждая из которых держала по букету ярко-красных астр. Потом, дымя, проехал старый желтый автобус ПАЗ.

Пока на улице не происходило ничего, Артем задумался. Вот и пролетело сначала дождливое, потом жаркое, а потом и вовсе сумасшедшее лето. В первый день лета я приехал сюда, а сейчас уже первый день осени. А ведь здесь непременно придется и зимовать.

Где то через две недели после того, как Артем переехал на новое место, немного обжился и освоился, он пополнил счет на десять гривен, и позвонил Валерию Яковлевичу. А он уже выздоровел, и вышел на работу – удивилась его жена. Как, вы не знаете рабочий телефон? Странно, а ещё говорите, что из института - и продиктовала  пять цифр.

Здравствуй, Артем. Надеюсь, ты звонишь не с того света? Невесело спросил он.
Здравствуйте, Валерий Яковлевич! Обрадовался Артем. Нет, со мной все нормально. Просто, скажем так, пришлось уехать.
А вы не пострадали из-за этого нашего опыта?  
О! Артем. Ты волнуешься за меня! Развеселился Валерий Яковлевич. Нет, они ничего мне не сделают. Только я в институте знаю, как работают все эти машины, приборы и механизмы, и для чего предназначены. Они боятся меня, недолюбливают, недоплачивают – но терпят.
Хорошо. Отлегло от сердца у Артема. А что же с фуллеренами? Теми, что остались на столе?

С ними сложнее. Погрустнел Валерий. Пришлось сказать, что ты принес этот порошок, сказал, что он из какого-то другого института, и наотрез отказался говорить, из какого. И что ты непременно требовал встречи с Арсением Никитичем, и остальным руководством института. Прости, Артем, но так было надо.

Ух ты. Заинтересовался Артем. А что я делал дальше?
Так ты ещё и шутишь? Хорошо. Я сказал, что я тут же задержал тебя, вызвал милицию для составления акта-описи, и пригласил Игоря в качестве понятого. Он с радостью подтвердил мои слова. Очень кстати мне подвернулся милиционер – представляешь, приехал на какую-то драку на стоянке, и был уже внизу, на проходной института.

Да, мне пришлось признать, что я проводил неустановленные и несогласованные опыты, в том числе, с твоим участием. Так мне удалось отделаться строгим выговором. Ещё повезло, что гнев Арсения обрушился на Дубину – представляешь, он сказал участникам конгресса, что директор забыл папку! Постарел! Сумской кот уже мышей не ловит! Будут шептаться директора других институтов физики. Он разозлился на Дубину, и не стал слишком глубоко копать под меня.
Но ты молодец! Спас мою установку, и свою жизнь. Честно говоря, я думал, что они найдут способ поговорить с тобой за пределами института, выяснить всё, а потом кинуть твое тело в озеро или карьер. Что ж, я рад за тебя, Артем, и желаю тебе удачи.
Вместе с радостью, что все так разрешилось, к чувствам Артема примешалась злость. Так это из-за него я лишился всего! Жизни в  городе Сумы, друзей, работы! А Валерий тем временем продолжал. Директор доверился своему чутью – повернул вертолет на полдороге, и не прогадал. Прогадали мы, но это временно. Слушай. Куда ты дел ключи? Они нужны мне.
Ключи? Возмутился Артем. Они лежат там, где их никогда не найдут ни Череп, ни Дубина, ни их прихвостни. Но и вам они не нужны – ваши опыты слишком опасны и разрушительны. Их найдет тот, кто придет на мое место, по газетному объявлению, и настолько ошалеет от скуки, что облазит все уголки института. Ключи будут по праву принадлежать ему. Гордо ответил он.
Решил загадать мне загадку? Ну, это просто. Снова развеселился Валерий Яковлевич.  

Времени у тебя было не так много -  или спуститься на второй этаж, или подняться на четвертый. На втором этаже масло, и ящики с ним постоянно переставляют – ключи там не спрячешь. На четвертом – машинное отделение, фирма, которая продает женское белье, интернет провайдер этого района, и вычислительный центр института. Людно, оживленно, не подходит. Ты не мог спрятать ключи в одной из комнат, поскольку тогда эта комната осталась бы незапертой. Значит, ключи там, где бильярдный стол – в лузе, за батареей, или на автомате с газировкой. Там я их уже нашел и забрал. Ну, все, Артем, пока-пока, на связи.
 
Пока-пока! На связи! Ишь, молодежных слов нахватался. А сам – такой же, как и все в этом институте - хитрый, коварный и мстительный. Ему, значит, строгий выговор, а мне – начинай жизнь заново. С горечью думал Артем. Все стены в комнате были черными от угольной пыли. Она налетела из двух остальных комнат, окна в которых давно разбиты. В трехкомнатной квартире была пригодна только одна комната для жизни – куда не добросили метальщики камней. В остальные комнаты, те, где окна были разбиты, Артем не ходил – напротив, забил все двери досками и заложил их ящиками, чтобы осенью и зимой хоть как-то держалось тепло.

Света в доме не было, как не было газа и отопления. На одной черной стене висел крюк из сцепки поезда. Он был накрепко насажен несколькими мощными саморезами. Между крюком и арматурой, торчащей из другой стены, висел гамак, на котором Артем и спал, и работал. Рядом с гамаком валялись недогоревшие конусы, и стояла жестяная кружка, которую он забыл отдать сумским друзьям под теплотрассой. В другом углу стояла коробка для вещей, в которой по-прежнему лежали куртка и свитер. Над ней Артем прибил полку для сувениров и всяких ностальгических мелочей. Вертеть бумажные конусы, на которых можно кипятить воду для вермишели, пюре и чая Артема научил дядя Жека, самовольный владелец всех квартир в доме. Ему же все три жильца пятиэтажного кирпичного дома и платили  арендную плату.

Лишения научили Артема экономить, и быть осторожным. Своей сотней гривен он распорядился умно – и заплатил за квартиру за месяц вперед, и купил мебель. Квартиру он нашел сразу, в центре города. Комната стоила тридцать гривен в месяц. Ещё за двадцать гривен Артем купил себе на базаре гамак, тридцать оставил на еду, и за десять пополнил счет мобильного телефона. Десять оставил на всякий случай. Водитель ЗИЛа, Славик не обманул. Работы в городе Антрацит не было. Точнее, она была – на шахте. И то, для одного из трех физически крепких претендентов. И то на 1000 гривен. 2000 гривен получал директор шахты, по совместительству – мэр города Антрацит.



Salvatore

Отредактировано: 05.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться