Артёмка 2.0

Размер шрифта: - +

В одиннадцатой главе мы посетим Океанию, Польшу, Азербайджан, Москву и берег моря Лаптевых

Раскаленная бетонная полоса за окном. Засиженные мухами и прочими насекомыми стекла аэропорта Веллингтон, Новая Зеландия. Артем сидел на белом пластиковом сиденье, и выливал в одноразовый бумажный стаканчик кровь из уха. Сама мысль об ещё одном перелете, хоть и полуторачасовом, вызывала ужас. Черт бы подрал этого Дейвида! Раздраженно думал Артем. Вот это его занесло, на тропический остров в Тихом Океане, даже название которого запомнить сложнее, чем номер рейса. Объявили посадку. Артем, на полусогнутых после 14-часового перелета ногах, пополз по посадочному коридору в сторону самолетов. Как это ни было обидно, но его спутница, Юлия, видя его состояние, понесла оба чемодана сама.  

Самолет завибрировал, и набрал скорость. Артем уперся в спинку кресла двумя руками. Не спать! Не спать! Если я засну сейчас, то буду разбитым весь день. Для того, чтобы не спать, я постараюсь вспомнить все, что было с момента вылета из Украины. Первая встреча с Рудольфом, и сотрудниками лаборатории. Помнится, они удивились тому, что Артем первым делом отправился в Макдональдс, а ещё больше они были удивлены тем, что Артем сам съел два биг тейсти меню, хоть и с трудом, даже не допив вторую колу. Впрочем, вечером в ресторане Артем воздал должное и блюдам шведской кухни, съев и пирог с морошкой на первое, и лосося с ягодами на второе, и запил всё это бульоном из цветной капусты на третье.

Его спутники, внимательно наблюдавшие за Артемом, расслабились. Если человек любит покушать, значит, он любит жить. Значит, скорее всего, он не будет плохим человеком. Тем же вечером Артем поселился в общежитии института физики города Уппсала. Комнату площадью сорок квадратных метров приходилось делить с двумя соседями. Один из них был пакистанцем, второй - индусом. Пакистанец жил на койке снизу. Чаще всего он выкладывал длинные ноги на спинку кровати, и потихоньку играл на каком-то музыкальном инструменте типа домры. Индус жил на койке сверху. Там он читал книги, и играл сам с собой в настольные игры – шахматы, калах и нарды. На следующий день началось оформление десятков бумаг и разрешений. Когда формальности были позади, Артем получил ключ от лаборатории, аванс в размере десяти тысяч крон, что составляло около тысячи евро, и отправился гулять по городу.

Ему показалось, что в апреле в Швеции очень хорошо. Антрацит, Сумы и Гайворон потихоньку забывались, как страшный сон. Сначала немного раздражала медлительность Рудольфа – только серебряную проволоку пришлось ждать две недели, но потом Артем понял, что именно скандинавская неторопливость дает ему шанс. А ещё, он понял, что не стоит заказывать сразу все нужные ему детали за счет института. Рано или поздно Рудольф догадается, как собрать заказанные им детали воедино, и Артем перестанет быть ему нужен. Хорошо, если он окажется безобидным чудаком, которого интересует только наука. В любом случае он убедится, что может зарабатывать много, и что тогда проснется в его душе – Бог весть.

Поэтому Артем прекратил удивлять Рудольфа кипучей деятельностью, дополнительно к серебряной проволоке заказав ниобиевую стружку и железные опилки. Он воздействовал на эти вещества токами высокой частоты, и вел электронный лабораторный журнал. Когда же Рудольф в очередной раз сунулся к нему с вопросом, как же на самом деле работал  его аппарат, Артем подсунул ему книжку Артура Конан Дойля “открытие Рафлза Хоу” в переводе на шведский язык. Читать Рудольфу понравилось, и книжка отвлекла его ещё на два летних месяца.
А в конце августа 2012 года Рудольф на две недели отправился в отпуск, и сказал, что Артем может продолжать свои опыты в удобное время. За эти две недели Артем успел сделать многое. Сначала встреча в Греции, на одном из островов с американцем греческого происхождения, 33-летним парнем, практически ровестником Артема. Высокий, веселый кучерявый крепыш готовился к поступлению в институт, и перед тем решил пообщаться с кем-нибудь из изобретателей. Может быть, удастся удачно вложить деньги в одну из их разработок. Да и нужная Артему сумма для него не была слишком велика. Двести тысяч долларов, всего лишь двести тысяч – и у нас будет работающий бизнес.

Странная вещь. Подумал Артем. Когда на полочке в городе Антрацит лежало восемь гривен, или в Сумах оставались 20 гривен на три дня, чувства, что нет денег, не было. А сейчас оно стало постоянным. Артем хорошо ел, прекрасно одевался, путешествовал по всему миру, пользуясь щедростью университета физики города Уппсала. Но он понимал, что эта щедрость не продлится долго.  Рано или поздно Рудольф захочет узнать, как же работает аппарат Артема. Но долго полагаться на скандинавскую медлительность нельзя. Поэтому нужны деньги. А денег не было.

Двести тысяч, всего лишь двести тысяч долларов! Убеждал Артем Джона Пападакиса. И у нас будет бизнес, который со временем изменит мир. Я посчитал – до уплаты налогов, дело даст минимум миллион долларов в год, расходы на сырье ничтожны. Деньги требуются, в основном, на юридическое и патентное оформление. Пробную версию установки могу предоставить вам как залог. Пападакис сочувственно улыбался, наливал Артему и Юле холодного и свежего, похожего на “сангрию”, вина, снова показывал на жареную в панировочных сухарях барабулю, разводил руками, и много говорил.

Юлия, наклонившись к Артему, переводила. Юлия была переводчицей Артема. Сразу Артем понял, что денег от папы не будет до окончания института, а мотивацией Джона является желание подтянуться по физическим предметам, и найти себе хороший бизнес, связанный с наукой, на потом, на момент после получения диплома. Но, , Артем понимал, что, скорее всего, его до этого времени убьют.     

Пост Артема набрал уже десятки тысяч комментариев и сотни тысяч просмотров. Коллективный разум категорически предостерег Артема от дружбы с военными и спецслужбами любой страны – ведь кончится это тем, что у одной страны будут алюминиевые бронежилеты и алюминиевые танки, армированные фуллереном, а у другой – не будут.  Пользователи справедливо рассудили, что не стоит полагаться и на добрую волю любой корпорации. Кончится это тем, что у Шарп или силикон пауэр, или эверест будет фуллереновая логика в микроустройствах, а у других производителей – не будет. И человек, знающий секрет, тоже становится, не нужен. Полагаться на долю акций, и прочую золотую клетку не стоит – все знают, что этот человек знает, КАК. А значит, он не может отдыхать на курорте, и вообще бывать где-либо за пределами территории своей корпорации. Он рискует, что его похитят конкуренты с целью дознания секрета установки. А после этого Артем опять перестает быть нужен. Тут ему стало не по себе. А после того, как к нему обратился очень влиятельный человек из ассоциации университетов физики США, специально сделавший для этого аккаунт на реддит (что само по себе стало сенсацией) и, как бы невзначай, попросил выслать один килограмм, Артему стало вдвойне не по себе. Он выслал требуемое, и сказал, что готов разослать ещё по килограмму и другим странам, чтобы мировые научные исследования сверхвысокочистого фуллерена развивались хотя бы параллельно. Но какой же стране достанется новый материал? Я этого не знаю, сказал Артем, и поставил грустный смайлик. Это стало мемом сети, но Артема это не обрадовало, ни на минуту.
МАТЕРИАЛ ПОНРАВИЛСЯ ТЧК. ВАС ЖДЕТ ЗВАНИЕ ПОЛКОВНИКА ТЧК. В СЛУЧАЕ ГОТОВНОСТИ ТЕЛЕГРАФИРУЙТЕ. ТЧК. Телеграмма из России стала последней каплей, позвавшей в дорогу. Да и почтальон, принесший телеграмму Артему в общежитие, был каким-то странным. Он не походил на дружелюбных и открытых шведов. Материал фуллерен неумолимо заканчивался. Один килограмм отправился в университеты США, второй – в европейские лаборатории, третий – в арабский мир. Пришлось выслать по килограмму и в Китай, и в Индию, и в Японию, и в Россию. Два килограмма разошлись по мелочи. Оставалось где-то грамм семьсот, из которых ещё нужно было что-то подбрасывать Рудольфу. Так что Артем не стал задерживаться у дружелюбного Пападакиса. Ему в Греции нравилось – здесь он так же пил вино на берегу, кидал камни в воду, и купался с Юлией. Все было точно так же, как и тогда - давно, тысячу лет тому назад, когда он купался в море с Лизой. Да они и были чем-то похожи. Обе страстно хотели покинуть страну путем изучения английского, обе при этом мудро не разменивались на эскорт и старикашек, более всего ценя свою свободу. Но времени нет, все нужно делать быстро, поэтому пора собираться в дорогу.  
К тому же, Артема ждала Польша. Серая, ровная, как стол, земля. Непрерывный мелкий дождь, и теплый, густой, как кисель, туман. Такси с Артемом и Юлей то и дело обгоняло решетчатые фуры с яблоками, капустой, цветной капустой, шампиньонами и болгарским перцем.
Почему у них всё растёт, а у нас – ничего? Оторопев, спросила Артема Юля. Неужели тут земля лучше, или люди другие? У нас этот несчастный перец в супермаркете стоит 50 гривен за килограмм, и то завявший. А тут всё стоит мизер, какие-то считанные евроценты.
- Земля тут немного хуже, а люди такие же. Это всё политика. Неохотно ответил Артем.



Salvatore

Отредактировано: 05.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться