Артропода

Размер шрифта: - +

3

На следующий день Мортон смог подняться и проделать некоторое подобие утренней гимнастики, а еще через день Дэви объявил ему, что он может выйти на работу.

— Это твоя одежда, Стэн, - он положил на тумбочку стопку серых вещей, взглянул на большие часы на стене и добавил: - Но сегодня ты уже не сможешь поработать - через два часа начнется вечернее построение.

«Какая жалость, - мысленно съязвил Мортон, - я так мечтал поскорее взяться за работу».

— Тебе обрить голову? – спросил Дэви. В руке он держал машинку для стрижки. Мортон запустил пальцы в густые жесткие волосы.

— Это что же, обязательное местное условие?

— Нет. Но здесь у тебя начинается новая жизнь, к тому же быть лысым практично.

— Уверен, что волосы не помешают мне начать новую жизнь, а помыть голову несложно, - твердо сказал Мортон. – Так что спасибо, не надо.

Дэви с чуть заметным вздохом опустил машинку и посоветовал:

— Погуляй по лагерю и осмотрись, а на вечернем построении ты найдешь своих товарищей по отделению. Твое отделение – четырнадцатое.

Мортон кивнул, одеваясь.

— Послушай, Дэви, ты не поможешь мне найти Ленни Стривера? Это парень, который навещал меня несколько дней назад. Он обещал мне все тут показать.

— Сейчас он, скорее всего, в редакции. Пойдем, я тебя провожу.

Мортон застегнул куртку, машинально оглянулся на тумбочку, но вспомнил, что не имел при себе никаких вещей, которые мог бы забыть, и вышел из палаты.

На улице его охватило ощущение дежавю – здесь все выглядело в точности таким, каким было в день его прибытия. Тускло-голубое небо, маленькое солнце над скалистым хребтом, пронизывающий ветер. Дэви направился через площадь в сторону четырехэтажного жилого блока. На площади кого-то били. Сперва Мортон решил, что это дерутся заключенные, но увидел яркие нашивки на рукавах парней, орудовавших дубинками, и догадался, что это, видно, местная полиция вершит правосудие. Дэви отвернулся и что-то пробормотал. Помолился за упокой души? Да нет, вряд ли этого человека убьют, хотя орет он как резаный.

Перед жилым блоком было устроено подобие зоны отдыха – чахлые кустики, клумбы с мелкими белыми цветами, скамейки и спортплощадка, на которой несколько мужчин в майках перекидывались мячом.

Дэви посмотрел на игроков, остановился и негромко позвал:

— Чен!

Бритоголовый жилистый человек бросил мяч приятелю и подошел, на ходу накидывая куртку. Его умное злое лицо чем-то неуловимо напомнило Мортону лицо Дэви. Они, случаем, не братья?.. На рукаве куртки Чена виднелась нашивка – не желтая, как у местных полицейских, а красная, и Мортон догадался, что это, наверное, знак надзирателя. По-видимому, этот Чен и есть Питфилд, начальник четырнадцатого отделения.

— Это Стэн Мортон, - сообщил Дэви. – Его поставили в твое отделение. Мортон, это Чен Питфилд…

— Какого черта ты притащил его сюда? – раздраженно перебил Питфилд. – Пусть приходит на вечернее построение. Или ты думаешь, я должен уделить ему особое внимание и поводить по округе?

— Нет, - кротко ответил Дэви. – Я просто заметил тебя и решил вас познакомить, а заодно спросить, где сейчас Стривер.

— Я только что его видел… Да вон он. Эй, Стривер!

Ленни, который вышел из жилого блока, бросился к Питфилду так, что гравий полетел из-под ботинок, подбежал и заорал:

— Да, сэр!

Питфилд поморщился.

— Заткнись. Вот Мортон, которого выпустили из больницы – покажи ему тут все и приведи на построение.

— Есть, сэр!

— Надеюсь, свою работу ты уже сделал, - бросил Питфилд. – Это в твоих интересах, ты же у нас на половинном окладе! – он осклабился, и остальные надзиратели, которые, оставив игру, прислушивались к разговору, тоже заржали.

— Да, сэр! Разрешите идти?

— Проваливай.

Ленни кивнул Мортону. Когда они отошли подальше от спортплощадки, Мортон поинтересовался:

— Что это за местная шутка про половинный оклад?

— Так первое время говорят о тех, которые должны были умереть во время отбора, но выжили, - охотно пояснил Ленни. – Здесь таких человек двадцать, не считая новеньких - нас с тобой и Джека Митча. Вначале к ним долго присматриваются, чтобы понять, стоило ли оставлять в живых. Бывает, решают, что все-таки не стоило… Пойдем, покажу тебе нашу комнату.

Ленни провел его на второй этаж здания и открыл дверь под номером четырнадцать. Мортон увидел десять двухъярусных коек, ряд крючков для одежды на одной стене и ряд шкафчиков – вдоль другой.

— Как я уже говорил, нас здесь только десять, так что живем вольготно, без соседей на верхнем ярусе. Вообще-то к нам приписан Дэви, но он сюда редко заходит, ночует в госпитале. Вон та койка твоя, - Ленни махнул рукой на свободную. – Простыни в ящике внизу. Свои вещи можешь держать в этой ячейке, - он приоткрыл шкафчик под номером десять и спохватился: - Ах да, у тебя нет вещей. В общем, когда появятся, положишь сюда. Ячейки не запираются, комната – тоже. Здесь не принято воровать, да и брать особо нечего. К тому же, парни из личного состава Адри частенько устраивают тихие аккуратные обыски, пока мы на работе – на всякий случай, знаешь ли, вдруг кто-то возненавидел всех своих товарищей по несчастью и прячет под матрацем самодельную бомбу, - Ленни приоткрыл соседний шкафчик и выругался. – Что за?.. У меня тут была пачка сигарет! Куда она делась?



Мария Руно

Отредактировано: 26.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться