Арвиальская канва

Размер шрифта: - +

Глава 8. Наследник

 - Предвосхищая твой вопрос, Памела – действительно моя сестра, - сообщил Марк, усевшись на старый диванчик в зоне ожидания и вытянув длинные ноги под стол. Чашка кофе перед ним стояла нетронутая: похоже, при всей внешней невозмутимости, просмотр фотографий дался ему вовсе не так легко, как он хотел показать. – И она действительно пропала. Полагаю, ты уже догадалась, почему.

 - Убийце нужна была пищевая магия, чтобы никто не успел поднять тревогу, - кивнула я. Себе в кофе я щедро плеснула коньяка из запасов Витора и потому могла смотреть на чашку без отвращения. – Полагаю, чтобы он сумел скрыться. Слуги…

 - Все под стражей. Никто не пропал, не исчез, не уволился и даже к бабушке на выходные не поехал, - сообщил Марк. Кажется, мои попытки играть в консеквентера его забавляли, но ситуация в целом к веселью не располагала. – Либо исполнитель не среди них, либо у него стальные… э-э… нервы. Значит, ты утверждаешь, что Шустрый Ланс ни при чем?

О моей связи с ним он даже не спрашивал. Я сделала большой глоток из своей чашки.

Жгуче и горько.

 - Что бы ты ни думал, я не могу похвастаться доверительными отношениями с теневой прослойкой Арвиали. С Лансом в том числе.

 - Поэтому та девушка бросилась выполнять твои указания с такой прытью, как будто на нее снизошло божественное озарение? – скептически хмыкнул Марк. – И твоя уверенность, что все будет сделано, как нужно…

 - Не путай доверие с рабочими отношениями, - посоветовала я. – Эва знает, что я плачу больше, чем любой другой скупщик информации в Арвиали, и очень придирчиво подхожу к выбору осведомителей. Она всего-навсего не хочет терять доход.

Ни к чему коронеру знать, что мне пришлось платить больше, потому что к непонятной пигалице из сомнительного притона осведомители не слишком-то и рвались. Поначалу. Это потом, когда у меня появилась какая-никакая репутация, пришлось проводить чистки в рядах исполнителей – чтобы хоть как-то поддерживать эту самую репутацию. А оставшимся информаторам платить еще больше, чтобы они боялись лишиться непыльной и относительно безопасной работенки, а не тряслись в ожидании очередной проверки на вшивость.

У меня ушел целый год, чтобы заработать себе имя, и даже он не сделал бы погоды, если бы не Ланс.

Что ж, теперь, выходит, снова придется справляться без него.

 - Но ты все равно уверена, что не Ланс убил их.

Я помедлила, прикидывая, какую степень откровенности могу себе позволить.

 - Не складывается, - все же сказала я. – Не его стиль. Ты видел дела, которые завели на него в управлении? Полтора листа в папке на сотню, и те – сплошные догадки вперемешку с ничего не значащими косвенными уликами. А тут – нападение на грузовик, шумиха, похищение мага, грандиозное массовое убийство…

Когда Марк не паясничал и не строил из себя очарованного юношу, взгляд у него становился тяжелым и неприятным. Словно он не смотрел, а давил на собеседника железобетонной плитой.

 - Считаешь, что Ланс на это не способен?

Я не сдержала нервный смешок.

 - Осторожнее с формулировками. Способен ли? Еще как. Провернуть такую аферу… Но захочет ли? Нет.

 - Скажешь, у него в жизни все было прекрасно и он не хотел ничего изменить? – скептически хмыкнул Марк.

Этим вопросом он угодил в самое слабое место моих рассуждений. Ланс много чего хотел бы изменить.

Отменить обязательный военный призыв для всех магов, например. Позволить всем детям с волшебными волосами вырасти в любящей семье, а не в кадетском корпусе. Дать выбор тем, чья магия способна разрушать, - таким, как Витор, например, или мой отец, чтобы они сами решали, чему хотят посвятить свою жизнь.

Отпереть ворота монастырей, показать грандиозный кукиш князьям-покровителям… и, наверное, никому не отдавать меня.

Он ничего не мог сделать, пока был всего лишь вором, каким-то чудом отхватившим себе роскошный особняк на самом дорогом курорте страны, но… помимо прочих талантов и качеств, у него было специфическое представление о морали и принципах, совершенно не свойственное теневым людям. Кое-чего Ланс не сделал бы ни при каких обстоятельствах.

Или я совсем его не знала.

 - Все было не настолько плохо, чтобы ради этого убивать сотню человек, - все же сказала я – не то Марку, не то себе. – У него не было причин ни для ненависти, ни для мести, ни для алчности. Он всегда отзывался о Его Величестве с уважением. О Ее Величестве – с куда меньшим, но все же… помимо королевы, там было тридцать детей, Марк. На такое решится не всякий убийца, а Ланс – все-таки просто вор.

Гениальный вор.

 - Он все равно первый подозреваемый, - с нарочитым спокойствием отозвался Марк.

Я недоверчиво покосилась на него поверх чашки. От меня Ланс ничего не скрывал, но откуда управлению знать о его возможной мотивации?..

Нет, это я однозначно не была готова обсуждать.



Елена Ахметова

Отредактировано: 07.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться