Арья Штормм. Отдел кадров Амт

Размер шрифта: - +

Глава 10

В Маррит я попала, когда солнце уже клонилось к горизонту, а его лучи окрасились в нежный розовый цвет и полосами ложились на городские крыши, высвечивая старую черепицу приятными оттенками. 

Родители уже вернулись из загородного дома, поэтому можно было не торопиться и пройтись пешком – чтобы добраться от местной станции до нашего особняка стоило пройти всего лишь по двум улицам. Ну а уж благодаря отличной работе городской стражи, в столице было безопасно, даже если б я решилась проделать этот путь поздней ночью, а уж вечером мне и вовсе нечего было опасаться.

Наслаждаясь тишиной и спокойствием осеннего вечера, я и не заметила, как добралась по нужному мне адресу. Дверь мне, по сложившемуся обыкновению, открыл дворецкий, но ничего необычного в этом не было – он как раз принадлежал к той обслуге, что следовала за родителями из дома в дом.

–Молодая госпожа, с возвращением, – при виде меня он склонил голову в приветственном жесте, не пытаясь скрыть улыбку, и посторонился, пропуская меня внутрь.

–Добрый вечер, Камио, – кивнула в ответ, отдавая ему в руки легкую накидку, которая исчезла из поля зрения, стоило мне только отпустить её, – сообщи матушке, что я приехала. Моя комната готова?

–Приготовили еще днем – всё как вы любите. Вас проводить? – вежливо поинтересовался мужчина, не делая при этом и шага в мою сторону.

–Не стоит, Камио, я еще помню дорогу, – усмехнулась, сдерживая легкий смешок, слишком уж интересным показалось мне поведение старого доброго дворецкого. В такие моменты сильнее всего чувствовалось, как долго меня не было дома.

–Хорошо, – совершенно не изменившись в лице, кивнул он, – тогда я прямо сейчас извещу вашу матушку о том, что вы дома.

–Благодарю, Камио, – улыбнулась и повернула в правый коридор, где была лестница, ведущая на третий этаж – моя комната находилась именно там.

Неспешно пройдя по погруженному в полумрак коридору – свет был погашен, а окна закрыты тяжелыми портьерами, я толкнула темную дверь и беспрепятственно вошла внутрь. И уже в который раз порадовалась тому, что прислуга в доме родителей на редкость добросовестна – все вещи лежали именно там, где я их оставила в прошлый приезд, зато нигде не было ни пылинки, а по помещению гулял легкий ветерок – по всей видимости, совсем недавно приоткрыли форточку. Постель уже застелили свежим бельем, и, судя по шуму воды, наполнялась ванна. При этом служанки, которая всё это сделала, я уже не увидела – хотя явно же, что последние изменения были проделаны за те пару минут, что я беседовала с дворецким.

Пожав плечами, оставила пакет с платьем в кресле, прекрасно зная, что к завтрашнему балу оно будет приготовлено в лучшем виде, и, прихватив большое махровое полотенце, отправилась в ванную – самое лучшее средство, чтобы расслабиться после тяжелого рабочего дня.

Нежась в горячей воде, покрытой шапкой ароматной розовой пены, я, хоть и не должна была, но всё же вновь вспомнила о своих студентах. На практику они отправлялись группами по пять человек прямо с территории академии – имелась у нас своя, едва действующая точка перехода, которую начальство продолжало использовать в подобных случаях, чтобы не тратиться на оплату городских стационарных переходов. Так что завтра, ближе к вечеру все группы без особых проблем должны прибыть по месту направления, а руководители практики обязаны связаться с начальством академии и сообщить о появлении студентов-практикантов. И вот именно сейчас мне очень хочется надеяться, что всё пройдет нормально.

В конце концов, мне удалось утешить себя мыслью, что за моими боевиками присмотрит сам декан, а значит можно не беспокоиться,  и я, отбросив все сомнения в сторону, наконец-то совершенно расслабилась.

Вылезла из ванны, только когда вода окончательно остыла, а кожа на кончиках пальцев разбухла и сморщилась, вызывая неприятные ощущения, и, укутавшись в полотенце, прошлепала мокрыми босыми ногами до кровати – кошмарная привычка, оставшаяся с детства.

Сон подкрался незаметно. Вот вроде бы еще мгновение назад лежу и размышляю, чем бы занять себя в ближайшие пару часов, а потом, совершенно незаметно для себя, засыпаю, и снится мне что-то приятное.

Утро для меня наступило рано – солнце едва только поднялось, и его лучи, несмело проникая сквозь неплотно задернутые шторы, плясали на подушке. Но разбудило меня не это. Матушка, сияя энтузиазмом, возникла на пороге и, совершенно не церемонясь, вихрем ворвалась в комнату и принялась тормошить меня, заставляя выбраться из-под одеяла, которым я оказалась укрыта совершенно непостижимым для себя образом – засыпала я точно поверх него.

–Арья! Просыпайся, дорогая! Дела не будут ждать, пока ты выспишься! – ухватив, наконец, мою пятку, родительница принялась от души щекотать ее, прекрасно зная, что такой способ пробуждения действует на меня безотказно.

–Мама! – как в детстве, взвизгнула, подпрыгнув на постели, и попыталась высвободить пострадавшую конечность из цепких пальцев родственницы, а, когда не вышло, жалобно попросила, – отпусти! Я уже не сплю.

–Вот и прекрасно! – руки тут же пропали, словно их и не было, а матушка даже предусмотрительно отступила на пару шагов, – поднимайся и спускайся в столовую. Алата и Неиссу я уже разбудила.



Таня Пепплер

Отредактировано: 18.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться