Assистент с причудами

Размер шрифта: - +

Глава 6

«Ты мне – никто».

Фраза, которая припечатывает к стенке ржавыми гвоздями. Залипает в мозг и не дает нормально выспаться.

Сначала тебя всю жизнь родители пытаются расформировать из уникальной личности в жалкую, скучную и, главное, бесправную копию самого себя.

Потом какая-то выскочка объявляет никем.

Конечно, Дрю. А ты как думал? При бабле – она с тобой и в клубе станцует, и на квартиру поедет. Без денег – ты пустое место, которое или ноги должно облизывать, или валить на все четыре стороны.

Собственно, еще один чертов урок от жизни. Вернее – урок все тот же самый. Просто повторяется он почему-то по кругу, без остановки.

Не добился успеха, как родители, – ты никто.

Не можешь позволить себе машину, клубы – ты никто. Вон, число друзей, которое сейчас равно нулю, – прямое доказательство. Не можешь похвастаться достижениями – тоже никто.

Спасибо, Анна Марьяновна, урок усвоен.

С такими мыслями на работу идти вообще не хотелось. Тем не менее я это сделал. Причем приехал даже раньше.

Кто-никто, а упрямства у меня хватит на стадо баранов.

Доказать выскочке с удачными связями, что я не пустое место, – просто дело принципа теперь. Она думает, что мне слабо справляться с ее бумажками? Посмотрим, что Анюте удастся придумать, чтобы хоть чуть-чуть припугнуть меня мнимыми трудностями.

Хотя на самом деле все равно уверен, что она мне мстит. Будто существует какая-то разница, как именно выполнена работа, если она сделана вовремя и качественно.

П-ф-ф-ф.

Сдается мне, Анюта просто не нашла, к чему еще придраться. Так что думаю, что каким бы питоном я тут ни извивался, успеха это мероприятие мне не принесет. Ни малейшего.

Но я не я, если не попробую.

Даже не так.

Помним важную жизненную позицию: мы не пробуем, мы делаем. Или победа, или ничего. Аня – не первый человек, которого приходится переманивать на свою сторону.

Первым делом, появившись в офисе, отправился на начальскую кухню, к холодильнику. Загрузил в него десерты из «Азбуки». Девчонкам в общую чайную тоже принес лакомств. Только для них выбрал свежую пахлаву в вишневом сиропе, а вот Марьяновна получит изысканные капкейки с художественным оформлением в виде космоса. Цветная темная глазурь, мерцающая звездами-блестками. На вершине каждого кекса – шоколадная планета.

Если это не произведет впечатления на начальницу, то несколько часов моей жизни по находке этого чуда окажутся потрачены впустую.

Гитару с усилком пришлось продавать дешевле, чем планировал. Зато быстро.

Прощай, автограф Метью Беллами, здравствуй, еда в доме, десерты моим заботливым птичкам и подарок одной стервятнице.

Его, кстати, красиво упаковал. И, пока злыдня не явилась на работу, положил ей на клавиатуру.

Раз уж Анюта понимает только язык денег…значит, будем прикармливать.

А ведь она мне правда понравилась. Тогда, в клубе.

Милая, нежная девочка с добрыми и грустными глазами. На ее лице так и было написано: ей здесь не место. Только не ночью, не в клубе, который для меня практически родная обитель. Анюта не такая. Хотелось увести ее подальше от шума, от толпы и от грифов-падальщиков, которые нацелили свои нижние клювы в сторону беззащитной овечки. Пара коктейлей, после которых Анюта перестала быть чересчур зажатой, пара танцев, предложение уехать. С любой другой мой маршрут протоптан годами – квартира, кровать, на выход. А Анечку пожалел. Не ее это. Вместо этого повез ее гулять. В «свое» место. На любимую набережную, к моим скамейкам в тени деревьев, скрывающих парочек от света фонарей. В тишину, где можно одинаково хорошо помолчать и поговорить. Хотел, чтобы девушка перестала смотреть на весь мир загнанной ланью.

И все равно все пошло через одно место.

Каким-то образом мы все равно поехали ко мне, хрен знает, как так получилось. Было что-то вроде «давай вызову такси, поедешь домой, выспишься» и «не хочу домой...» А дальше поцелуи, моя сорванная башня...

Сам виноват.

Дальше, собственно, у меня был вариант номер один: я не играю в добряка, не убиваю одним выстрелом двух зайцев. В смысле, наслушавшись, как Анюта устала от работы и начальника, я бы мог не пытаться помочь ни Машке (устраивая ей собеседование), ни Анюте (разгрузив от вредоносного начальника).

И у меня был вариант номер два: изобразить благородство и помочь дамам в беде.

В случае номер один, вероятно, я бы до сих пор был при деньгах. Может быть, мы бы с Аней созвонились, сходили куда-нибудь. Черт, может быть, подружились бы, кто знает?

Но я выбрал вариант номер два.

И сделал неправильный выбор.

И очень зря обещал перезвонить, раз знал, что этого не сделаю. Смысл?

Маша должна была прийти на собеседование, они бы с Анютой разговорились, после чего моя ночная пассия узнала бы, что никакая Маша мне не «подруга», а очень даже жена.

Но кто ж знал, что Ромашкина в партизана играть станет?

В любом случае – фигня получилась.

Никогда больше не буду помогать людям. Мне это только боком выходит.

Прошелся по офису. Полил чертовы растения, раз уж нужно имитировать бурную деятельность. Непонятно зачем – вряд ли эти старания будут замечены. Но вдруг?

А что, собственно, я работаю без публики?

Глупость какая. Дождался, когда народ начал подтягиваться. Скоротал время за своим столом. На компьютере даже игрушек не было, телефон сел, зарядку я забыл дома. Так что, порывшись в шкафах, нашел тонкий маркер и сидел, выводил на белых листах А4 бессмысленные узоры.

Услышав, что возле ресепшен началась какая-то возня, сгреб бумаги…

– Черт. – Маркер оставил на поверхности стола следы. Попробовал стереть – бесполезно. Я же выбрал перманентный. Накрыл пятна клавиатурой, а то с Анюты станется – еще штраф влепит за порчу имущества.



Марина Весенняя

Отредактировано: 01.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться