Астромагия - 2 Выбор

Размер шрифта: - +

Глава 11 (3)

Дослушав и кивнув, Кощей, по-видимому, решил, что отвесил своей собеседнице уже достаточную дозу предостережений, а значит, имел полное право с абсолютно чистой совестью, в связи с выполненным дружеским долгом, опять и снова, вернуться к выклянчиванию одурманивающе пахнущих блинчиков и сливового варенья. Однако, непреклонная Яга оказалась абсолютно глуха к стенаниям своего старинного товарища, утверждавшего со страдальческим лицом, что он умрет прямо здесь и сейчас, если она не сжалится и не угостит его одним блинчиком и столовой ложечкой варенья. Надеясь, что нам удастся что-нибудь еще подслушать, мы с принцем задержались еще на какое-то время. Однако, прошло полчаса, но их пререкания не только не утихали, а наоборот набирали силу, и мы поняли, что и жаждущий блинчиков и блюстительница его диеты, намерены стоять на смерть, он, отстаивая свое право на сладенькое, она, заботясь о его фигуре. В общем, нам пришлось смириться с тем, что больше ничего познавательного мы не услышим, и упорхнуть восвояси.

На место встречи с остальными обращенными воробышками я и принц прилетели первыми.

 – Ремувере спел! – произнесли мы хором и вернулись в человеческую форму.

– Потусторонний мир и Варвары невидимые, которых спасать нужно ценой собственной жизни, вот это мы влипли, – обескуражено пробормотала я, накрытая сначала тяжелой волной вины, а потом еще и ответственности, потому что принц беззлобно, скорее, на автомате поправил меня: – Ты имеешь в виду, я влип…

– С моей подачи… – тихим, виноватым голосом добавила я. – И еще ворота эти…, ну всё! На этот раз Яга напросилась на настоящие разборки, ведьма… подколодная! Змея лживая! – во мне все клокотало от злости, и гнев немедленно требовал выпустить его наружу… поразмяться.  

– Я правильно Ягу понял, если пройти через ворота…, то больше никаких чувств? – задумчиво переспросил у меня на удивление спокойный Рауль.

– Включая чувства долга и ответственности, которыми давит на нас Тубан, как я это поняла,… – отрывисто подтвердила я, внутри холодея от мысли, что его высочество заинтересовала открывшаяся перспектива. – Рауль? Что ты задумал? – отметив, что он все еще пребывает в задумчивости, не попросила, потребовала ответа обеспокоенная я. – Неужели ты рассматриваешь прохождение через ворота, как вариант?   

– Нет, – отрицательно покачал он головой, – но боюсь, что все не так просто. Филя сказал, что указателя там раньше не было, а это значит, кроме Звездного Дракона установить его там больше никто не мог. А Дракон наш, насколько я его успел узнать, к преувеличениям в своих предостережениях не склонен, то есть, если он написал, что потеряешь себя…, то именно это он и имел в виду.

– Ну, он мог иметь в виду: «потеряешь Тубан», – предположила я, – но прям так и написать он, по понятным причинам не мог, вот и написал: «потеряешь себя». Так что, возможно, не все так уж и безнадежно… – рассудила я. 

– В твоем случае, потеря Тубан, возможно, и не привела бы к потере себя, а вот я не уверен. Я уже рассказывал тебе, что с детства слышал о замечательной и несравненной дочери лучшего друга моего отца, но забыл упомянуть, что именно упоминание о том, какая ты, Диана, удивительная, умная и одаренная, заставляло меня стремиться быть первым во всем. Подозреваю, что отец специально восхвалял тебя, видя какой эффект это производит на меня. У меня ведь уже было все, что мои или чьи либо еще амбиции могли только пожелать  – не просто уважение, а поклонение, не просто богатство, а роскошное существование, не просто карьера, а гарантированное, я бы даже сказал, навязанное мне, как единственному наследнику, занятие трона. И я знал, что ничего из этого невозможно избежать, как бы сильно мне этого не хотелось. Такое мое отношение, весьма разочаровало отца. Подозреваю, он долго думал, сомневался и мучился, – усмехнулся он, – прежде чем, разбудить во мне интерес к тебе, активируя тем самым наложенное на нас проклятие, но, очевидно, другого выхода из ситуации «безответственный, ни к чему не стремящийся и прожигающий жизнь наследник» не видел. Вот так и стал я жить в тени Дианы недостижимо-непостижимой. Разумеется, я говорил себе, что стараюсь заслужить восхищение отца, но в глубине души я знал, что просто не хочу оказаться хуже тебя, хоть в чем-то. В общем, я все это к тому, что мои чувства к тебе, в какой-то мере, – создали меня такого, какой я сейчас есть…

– Рау-уль? А какие чувства? Поконкретней можно? – потребовала уточнения моя любящая точность определений натура. Ну, потому что, несмотря на то, что все вышесказанное было очень приятно слушать, оно имело один крупный недостаток – излишне изобиловало вариантами интерпретаций, как с желательными для меня поворотами, так и нежелательными.

 – Конкретней объяснить? – вышел он из задумчивости, – можно, разумеется, – легко согласился он, и объяснил, причем так подробно и доходчиво объяснил, что я чуть в дятла не превратилась, по собственной воле, так мне захотелось побиться головой о что-нибудь твердое, чтобы из нее раз и навсегда вытряслись все беспочвенные надежды и ожидания, – я имел в виду, – продолжил между тем спокойный и рассудительный он, – что через ворота мы не пойдем, ни в коем случае, но видимость прохода через них для Яги создать нужно. Она в безвыходном положении и способна на любые подлости. А значит, мы должны быть хитрее ее.

Едва его высочество договорил эту последнюю фразу, как на место встречи прибыло еще два воробушка, оказавшиеся Андрэ и Лорой.

– Ди! Ягицы, их, кстати, аж тринадцать, в бешенстве! Потому что каждая из них считает, что ты заняла ее законное место! – сообщил Андрэ. – Диана, что происходит?



Наталья Шевцова

Отредактировано: 30.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться