Астромагия 3 Сказочный Попадос

Размер шрифта: - +

Глава 4 (2)

– А я боюсь! – деловито мурлыкнул кот. – Боюсь, что меч-кладенец вашему принцу не по зубам окажется!

– Ты разве еще не понял, что никого не волнует то, чего боишься ты?! – презрительно парировал Рауль. – Ты мне меч выдай и мы посмотрим!

– А его выдать нельзя, его только взять можно! – мурлыкнул довольный собой котяра.

– Баюууууша! Ты что, забыл, с кем разговариваешь? Мы тебе не заблудшие путники, которым ты можешь безнаказанно и в свое удовольствие лапшу на уши вешать! Гони меч, я сказала!!! – рыкнула птица, отрыгнув при этом пламенем и совершенно неслучайно подпалив усы котяре. – Ой, извини! – без толики раскаяния ангельски сладко прощебетала птица. – Однако, могло быть и много хуже…

– Так, разве я не даю ему меч? Пусть идет и берет… – истерично взвизгнул кот. – Вот ту отвесную скалу за тридевять земель, видите?

– Нет, конечно! – заявили хором я, Маркиза и Рауль.

– Ту, которая похожа на огромного, вставшего на дыбы, единорога? – уточнила Могол.

– Именно! – кивнул Баюн.

– Ну видим, и что? – недовольно фыркнула птица, уверенная, что это очередная уловка хитрого котяры, чтобы сбить ее с толку.

– Не обобщай, – поправила я ее. – Мы не видим. Только ты видишь…

– А какая разница? – фыркнула птица. После чего снова потребовала объяснений у Баюна: – И что?

– А то, что, присмотрись повнимательнее, Моголечка! – хитро провещал котяра, чье торжество осознания собственной значимости было в этот момент столь велико, что казалось, он вот-вот воспарит. Баюна ведь, как известно, мясом не корми, молоком не пои, а дай по-поучать или по-вправлять кому-нибудь мозги. Однако, вряд ли он даже в самых смелых и сладких своих мечтах надеялся, что как-нибудь ему доведется напутствовать саму птицу Могол.

– Ну и что я там должна у…? Мать моя Навь! Да это же меч на вершине горы! – поняла вдруг мудрая птица. – А я все понять не могла что же это за сияние вокруг рога единорога…

– Яркое сияние? – переспросил Рауль. – Так это меч так сверкает? А я-то всегда думал, что же это за сияние? 

– Теперь и я вижу! – завопила от избытка чувств Маркиза, которая уже успела взобраться на правое плечо Рауля.

Я тоже видела. И тоже сама никогда б не догадалась, что это сталь так сияет в солнечных лучах. И я более чем разделяла восторг Маркизы. Дело в том, что отраженные от стали солнечные зайчики издали вполне можно было принять за видимую даже при свете солнца яркую звезду.

– И не просто меч, а меч-кладенец! – самодовольно мурлыкнул кот. Он закрыл глаза от удовольствия, облизнулся и заурчал. – И, кстати, это была моя идея! – хвастливо добавил он. – Это я посоветовал Китоврасу, что, таким образом, он не только завещание друга выполнит и увековечит его память, но и защитит могилу Бовы Гвидоновича от посягательств охотников за мечом. А так вон он, меч-кладенец! Во всем своем величии и блеске! – Баюн кивнул на скалу. – Любой может посмотреть на него и даже дотронуться, если, конечно, сумеет взобраться на скалу, но почти за тысячу лет – никому так и не удалось вынуть его из надежных каменных ножен… 

– Ладно, полетели, проверим, – скривившись, так как будто бы проглотила ведро лимонов один махом, Могол предложила Раулю свою помощь. Он же, не будь дураком, не стал раздумывать даже секунду, тут же и воспользовался нелюбезным предложением, то есть: вскочил на спину громадной инфернальной птице. И только мы их и видели…

– Э нет, так нельзяа-а-а-а-а-а-аа! – офигел от такого проворства кот. – Хотя ладно… – зевнул он, после чего приоткрыл один глаз и свернулся клубком на ветке. – Мне-то чего нервничать? Никуда не денутся: помаются, помаются и назад воротятся. Просто подожду… 1, 2, 3, 4, 5… терпение Баюша, терпение… 6, 7, 8, 9, 10… терпение… 11,12, 13, 14… просто жду… 15, 16, 17, 18, 19…

При этом считал Баюн настолько пронзительно-громким и невыносимо-визгливым голосом, что все птицы тут же упорхнули кто куда, а животные разбежались в разные стороны (по этой причине со всех сторон доносился треск веток и топот дававшего стрекача, рвавшего когти или, другими словами, улепетывающего со всех лап и копыт зверья). У всех же окружающих нас деревьев и кустов, которые, к их большому сожалению, смыться не могли, листочки свернулись в трубочку, трава же вообще предпочла закопаться в землю…

– А ты бы не мог про себя считать, ну или хотя бы потише? Нужно же не только о себе думать, но и других… – попыталась я урезонить разбушевавшегося ученого кота.

– Не мог бы! У меня обсессивно-компульсиивная нетерплячка… 20, 21, 22, 23, 24, 25…

– Ээээто что такое? – заинтересовалась термином Маркиза.

– 26, 27, 28, 29, 30, 31…

– Это означает, что он профессиональный убийца чужих нервов и взрыватель мозга… – со вздохом просветила я ее.

Кот недовольно хмыкнул, но до ответа не снизошел, просто продолжил считать, правда теперь с видом оскорбленной невинности и добавив к своему и без того невыносимому воплю надрывности рыдающего от обиды младенца: – 32, 33, 34, 35, 36, 37… В общем, к тому моменту, когда Могол и Рауль, наконец, вернулись (Могол – в задумчивости, Рауль в печали), он как раз дошел до цифры 561 в своем отсчете, а мы с Маркизой до обсессивно-компульсиивного желания прикончить Баюна в особо жестокой форме. Я так понимаю, что вам интересно, почему же в таком случае, он все-таки оставался не только жив, да еще и невредим? Да потому, что Баюн, по своим размерам, – это же не кот, а целый конь, причём сверх меры упитанный, а я бесплотная. Что же касается Маркизы, то она хотя и сверхумная, сверхкрасивая и сверхталантливая, но при этом самая обычная по размерам кошка. Поэтому нам нужен был надежный план, который бы сработал с первого раза, но разве ж в такой скипидарно-немилосердной для души и кошмарно-давящей на нервы обстановке его придумаешь?



Наталья Шевцова

Отредактировано: 13.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться