Астромагия: Ведьма на охоте, принц в батрачестве

Font size: - +

Глава 1 (3)

– Почти, но не совсем… – обиженно пробурчала я. – Просто у меня тут в письме действующие лица и результат по итогу – с вашей версией совпадает, а вот развитие событий и, особенно, участие в них принца отличается кардинально!

– Не мозет быть… – не поверил Ууи.

– Поверь мне… – огрызнулась я.

– Ситай! Хосу знать! – мужественно вздохнул, чуть не плача Ууи.

– А оно тебе надо, все знать? – уничижительно, как будто бы разговаривал с несмышленышем, поинтересовался Уш.

– Нет уж, – вступилась я за Ууи. – Как ты там говоришь: «нужно знать с кем имеешь дело!» – пригвоздила я мышонка. – Вот и он просто хочет знать, с кем имеет дело… 

– Ну я не то, чтобы прямо так сказал… – Уш снова начал ковырять крылом землю в горшке все той же невезучей белой фиалки, по-прежнему стоявшей на окне рядом с ним.

– Кыш-ш-ш-ш-ш! Кыш-ш-ш-ш-ш! Кыш-ш-ш-ш-ш! – не выдержали фиалки и, выгнув стебли, зашипели как самые настоящие кобры.

– У меня, между прочим, душевные страдания[1]! – нервно огрызнулся мышонок, оскорбленный и до глубины души потрясенный подобной неадекватно-агрессивной реакцией, как оказалось, только с виду нежной и безобидной растительности на его совершенно невинное поведение. Однако, крыло все же, на всякий случай, убрал. После чего, явно, воодушевленный знанием того, что оба его крыла теперь при нем, а значит, получается, что больше ничем жизненно-необходимым он не рискует, продолжил нравоучительным тоном: – И, кстати, вам по должности положено меня от этих страданий излечивать! – нравоучительно заметил он цветам. – Или вы думаете, зачем вас Диана тут развела? Стыдно, господа цветы! Очень стыдно вам должно быть за такое поведение! – укоризненно качал он головой, как старый дед, поучающий нерадивую молодежь.

В ответ фиалки гордо вытянули свои стебли, задрав вверх свои бутоны, тем самым приняв независимо-надменно-изумленный вид. Они как будто бы спрашивали: «А за что стыдно то?» После чего клацнули лепестками и просяще уставились на меня своими пестиками и тычинками, мол, убери его от нас, а то покусаем! И плевать мы хотели на то, что выглядим настолько белыми и пушистыми, что всем кажется, что мы и мошку обидеть бы не смогли!

Сложила письмо, положила в карман, взяла в руки горшок с многострадальными цветами и переставила их от мышонка подальше. Фиалки, как только поняли, что в безопасности, сразу же стали листьями закапывать траншеи, оставленные крылом Уша. Заметив эти маневры, мышонок недовольно шмыгнул носом: – Красиво же было! Я узорами ковырял! Самозванцы вы, а не лекари от душевных страданий!

– Ситай! Ситай! Ситай! – затребовал Ууи.

– Нашел! Я нашел! – ввалился в мою деревенскую кухню Жюльен.

– Чтобы ты там не нашел, должна сказать, очень некстати нашел! – укоризненно приветствовала его Ыш, поправляя очки.

– Что-о-о-о-о? – оторопел от такого приветствия маркиз де Дюпри.

– Сто-сто! Не во-вйемя ты сто там насол! – злобно объяснил Ууи. – Диана! Ситай!

– Я невесту мою нашел! – не внял предупреждениям и упрекам счастливый и воодушевленный маркиз. – Иносенту!

– У-у-у! Приплыли! – расстроилась Ыш. – Письма не будет…

– Читайте сами! – сделала вид, что сжалилась я и,  предварительно развернув, выложила письмо на стол. Хотя на самом деле это был тактический прием, чтобы их отвлечь и дать мне спокойно поговорить с маркизом: – Жюльен, ты нашел Иносенту, поздравляю! Где? Как? Чем я могу помочь?

– По-о-оздравляем… – хором (на заднем плане) повторили за мной Уш, Ыш и Ууи, которые, я уверена в этом, не совсем понимали, с чем они собственно поздравляют Жюльена, потому что были слишком увлечены содержанием письма от Рауля.

– Она в мученицы подалась, во владения Веры, Надежды и Любви…. Как выяснилось, Иносента поверила моим родственничкам, что я ее бросил, и умерла не столько от болезни, сколько от того, что разочаровалась в любви, потеряла веру в меня и осталась без надежды. И теперь, хотя она и поступками своими прижизненными не грешна, а наоборот чиста как капля горного ручья, чтобы вступить в ряды «ангелов», ей нужно вначале получить положительную характеристику от психологического департамента реабилитационного центра «Вера, Надежда, Любовь».

– А это сложно? – уточнила малосведущая я в обычаях потусторонних реальностей.

– Пока она не поверит в мою любовь и не узнает, что я не предавал ее…

– Сто так и написал? – громко уточнил Ууи.

– Кто написал? – уточнил маркиз.

– Ага, так и написал: «Баба Яга, стоя на коленях, умоляла меня забыть обо всем и остаться с ней! И за это она обещала переписать на меня все свое царство! – процитировала Ыш. – А я отказался, милая моя Диана, потому что для меня нет никого кроме тебя!

– Вот это заливает! – восхитился Уш. – Я бы так не смог!

– Жюльен, не обращайте внимания, это они письмо от Рауля читают, рассказывайте… – поощрила я. – Я чем-то помочь могу?

– Мне бы весточку Иносенте как-то передать. Понимаете по официальным каналам это сделать никак нельзя. Во-первых, я из администрации демонов, а она почти что ангел. Во-вторых, эти светлые – они такие ханжи и бюрократы, что считают, что душа должна возвыситься и воспарить без всяких на то подсказок…

– А это! – донесся до нас возмущенный голос мудрой птицы. – Они все втроем: Акулина, Божедарка и Вестина преследуют меня своей любовью! И нет мне от них никакого спасения…



Наталья Шевцова

Edited: 18.01.2019

Add to Library


Complain