Атлас Богов

ГЛАВА 18

 

Глава 18

 

Ступая по песчаным барханам на Границе песков (так обитатели пустынь именуют протоптанную дорогу между двумя пустынями - Пепельной и «Благой пустыней Халифата»), шаман продолжал рассказывать Артуру о местных достопримечательностях. Путешественники давно использовали Границу песков, как выверенный и относительно безопасный путь.

По рассказам Льеживала – шаманы и маги-стихийники, совершающие вылазки в Пепельный океан за артефактами времён древних эпох давно постарались сделать «Границу» пригодной для долгих переходов, создав рукотворные оазисы и колодцы. Именно благодаря им путь шамана и иномирянина давался с теперешней лёгкостью. Правда, далеко не все оазисы оказались безопасны и порою, часто приходилось делать большой крюк по наитию шамана, чувствующего очередную засаду или видящего недобрый знак на счёт очередного встречного островка зелени среди песков. А уж его чутью точно стоило доверять, так как под ногами часто встречались кости разного размера, местами очень напоминающие человеческие…

Артур давно потерял счёт пройдённым дням и ночам, увлёкшись освоению тандия, а пейзажи за это время изрядно поменялись. Теперь чаще встречались сухие, мёртвые деревья, коряги и засохшие кусты.

- Перед твоими глазами Сады Яррит... или в простонародье - сады Смерти, Артхур диар! - видя изучающий взгляд спутника на неестественно выгнутые корни одного из деревьев, будто выкорчеванного неведомой силой из песка, шаман вспомнил жутковатые истории об этом месте, но рассказать их не захотел, суеверно страшась накликать беду.

- Сад Яррит значит? Кто это? Богиня смерти в вашем мире? - Артур вспомнил земную мифологию и пантеоны богов, но сходства в именах найти никак не удавалось, и он бросил затею сравнения в зародыше.

- Только невежды думают так, Артхур диар! Говорят, что Яррит очень жестока и не принимает никаких даров! Те, кто ей молятся - расплачиваются с богиней кровавой платой и часто высшей ценой - собственной жизнью! – шаман выпучил глаза под маской. - Как бы там ни было - я не слышал ни об одном выжившем, который бы восхвалял её помощь при жизни...

- Какой смысл молиться Яррит, если она заберёт твою жизнь?

- Вот в этом и есть весь смысл. Яррит называют богиней последней мольбы, - взгляд Льеживала приобрёл оттенки безумия, а изменившаяся интонация заставила Артура посерьёзнеть и даже сделать кое-какую мысленную пометку на счёт шамана. - Поговаривают - что богиня безумна! На свой вкус выбирает очередную жертву, а некоторым просто не отвечает, какой бы тяжёлой не была их ноша…

- И всё же - не понимаю...

- И не надо! Никогда, слышишь меня? Никогда не молись ей, Артхур диар! - шаман потряс жезлом около лица Артура. - Даже если будешь висеть на волосок от смерти!

- Я вообще не верю в богов. – Артур нахмурился и уточнил: - Не верил…

Дальше они пошли молча, но в мыслях Артура вырисовывался  образ злой богини, жестоко карающей дерзнувших к ней обратиться. Воображение рисовало жуткие картины, как она ломает судьбы последователей так же, как тысячи видимых засохших в пустыне корявых деревьев, чьи корни выбрались наружу в поисках живительной влаги, но и тут их ждала только смерть...

И всё же, Артур в упор не понимал смысла молитв обречённых на смерть, той же самой Смерти, а то и хуже... Быть может, в этом и был какой-то сакральный намёк, ускользающий от трезво рассуждающих?

Лёгкий холодок прошёл по спине. Наверное, это тихое загадочное место сыграло с ним злую шутку, или впечатлил рассказ шамана - Артуру стало резко как-то не по себе. Ещё шаг и он уткнулся в остановившегося шамана, чем вызвал поток неизвестных до этого момента, коротких злых слов.

- Сад... не желает нашего присутствия, - мёртвым голосом выдавил из себя шаман, начиная потряхивать головой в зарождающейся ритуальной пляске. Артур решил на этот раз ему не мешать и послушать до конца.

- Ты не слышишь?! Не слышишь... Сад… говорит со мной! Я чувствую его желание нас... погубить! Высосать наши души и пополнить свой сонм страданий двумя заблудшими путниками! - шамана уже трясло от напряжения. Его опыт помогал избегать такого воздействия частично, а всё напряжение уходило в пляску, но и она становилась уродливой, необычной и изломанной, что само по себе начинало сильно пугать. Неслышимый никому, кроме шамана зов Мёртвого леса начинал сводить Льеживала с ума, отражая давящую ауру смерти на проводнике воли духов.

В ломаном ритме, совсем не похожем на красивый танец, да и танец вообще - виделось что-то жуткое, невидимое для обычного глаза. Будто сами духи в ярости иногда хватали Льеживала, как куклу за руки и ноги с силой выбрасывая их в стороны. Затем, не он, а то, что сейчас повелевало его рукой, принялось чертить непонятные символы на песке, густо наливающиеся Силой, а сам шаман болезненно застонал от такого действа.

Артур схватил его за руку и потянул за собой в сторону Границы песков, но не тут то было... Рука шамана, будто налитая чугуном не сдвинулась и на палец, а по коже прошли слабые чёрные искры, и неприятное ощущение впилось в ладонь. Артур дёрнул с силой, но действие не возымело успеха.

Только теперь стало по-настоящему жутковато, но он уже постепенно привыкал к таким сюрпризам нового мира и его обитателей.

Шаман на миг принял нормальное положение и застонал, спадая на песок. Артур вовремя успел его подхватить и оттащить подальше. Странно, но тот казался на удивление лёгким.



Александр Марков

Отредактировано: 08.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться