Aut vincere,aut mori

Размер шрифта: - +

Глава 3. Alea jacta est

Рано утром я проснулась у себя в кровати. Моя голова просто гудела от огромного количества воспоминаний. Джеймс. Его обещание. Фотографии. Все эти слова вызывали противоречивые ощущения. С одной стороны, это было прекрасно, и от одной только мысли о том, что я могу отправиться и увидеть мир, мое настроение сразу приподнималось, а внутри появлялось возбуждение. Но вспоминая о Джеймсе, о том, что он был совсем не тем, кого я ненавидела все эти годы, что-то тяжелое появлялось в моем животе, словно кто-то кинул туда кирпич. Я со стоном опустилась обратно на подушки.

- Катрина Аделия Свифт, - раздался женский голос снизу, и я пожалела, что опустилась на подушку так рано, ведь от такого официального обращения мне захотелось с драматическим стоном упасть лицом в белоснежную подушку.

- Да, мам, я наверху, - нехотя ответила я.

Дверь быстро открылась, когда в комнату вошла моя мама. Хотя ей было чуть больше сорока, выглядела она старше своих лет из-за усталости. Ее некогда красивые ярко-бирюзовые глаза сейчас утратили свой блеск, становясь лишь жалкой тенью тех, прежних. Ее светлые волосы аккуратно лежали на плечах, что было очень необычно для нее. Улыбка, которая, по идее, должна встречать меня по утрам, отсутствовала вовсе. Вместо нее было серьезное каменное выражение, с которым с успехом можно было играть в покер.

- Почему здесь такой жуткий беспорядок? – она нахмурилась, осматривая мою комнату.

То, что она назвала беспорядком, лежало на моем столе – кипа бумаг, которые я приготовила для своего проекта. Иногда мне так хотелось возразить, указать ей, что она неправа, и доказать, что я лучше, чем она думает. Но этот пункт тоже можно добавить в моей список «никогда».

- Я уберу, - сонно проговорила я, снова натягивая одеяло до подбородка, но у мамы, определенно, другие планы.

- Ты должна встать.

Вот так всегда. Не «вставай, солнышко» или «доброе утро, засоня», а «ты должна встать». Интересно, я вообще когда-нибудь услышу от нее подобные слова?

- Хорошо, - я свесила ноги с кровати, показывая, что я уже приступила к исполнению ее приказа.

Когда она убедилась, что я не собираюсь снова ложиться, то быстрым шагом вышла из комнаты. У нее всегда так – торопиться куда-то, стремясь быстрее прожить эту секунду, минуту, часок, жизнь. Я аккуратно собрала бумаги со стола, убирая и в ящик. Потом надела простые пижамные штаны и свитер, который никогда не нравился маме, ведь он не походил на те официальные вещи, которые она постоянно носит.

Как я и ожидала, мама слегка поморщилась, когда я вошла в комнату.

- Неужели у тебя нет другого свитера? – спросила она с легким раздражением в голосе. Я настойчиво игнорировала ее слова. Я обогнула столешницу, заглядывая в гостиную, но там не было ничего.

- А где папа? – удивленно спросила я.

- Папа задерживается из-за переговоров с Пекином, - все еще слегка раздраженно ответила мама.

Я даже расстроилась, потому что папа всегда был тем, кто меня понимал. Ну, настолько, насколько мог. Он любил меня, всегда говорил, что я настоящая папина дочка, каковой я, скорее всего, и была.

- Где тут яблочный сок, - спросила мама.

«Да, почаще надо ночевать дома, тогда будешь знать» - пронеслось в моей голове, но эти мысли ужаснули меня. Как я вообще могла осуждать человека, который зарабатывает деньги на мое безоблачное существование?

Я решила, что с меня достаточно, когда мама попыталась приготовить завтрак – у нее ничего не вышло. Все слова, которые она говорила, были пропитаны претензией. Поэтому, быстро собрав свои вещи в рюкзак и нацепив очки, я отправилась в школу.

Снова повернув к своему месту, я поняла, что прямо за мной черный внедорожник Джеймса. Я фыркнула и нажала на педаль газа.

- Что ж, на этот раз ты победила, котенок, - усмехнулся Джеймс, выходя из своей машины, которую он припарковал прямо слева от меня.

- Я не играю в твои игры, - фыркнула я, поправляя очки на носу.

- Классно выглядишь, кстати. Мне всегда было интересно, как ты смотришься в пижамных штанах, - я демонстративно отвернулась, скрестив руки на груди, но он вскоре обогнал меня и стал идти спиной вперед, чтобы смотреть на меня. – Поверь мне, я не разочаровался.

Я зло зыркнула на него глазами, а он лишь улыбнулся своей обворожительной улыбкой, которая, однако, коснулась и его глаз, заставляя их сверкать, как бриллианты.

- Просто не было времени переодеться, - моя напускная злость начала исчезать, но показывать я этого не хотела.

Джеймс резко остановился из-за чего я влетела в него. Он ловко обхватил мои предплечья своими руками, не давая упасть вперед, когда он отошел.

- Что случилось? – удивилась я, стряхивая с себя несуществующие пылинки.

- Ничего, - рассеянно сказал он, отпуская мою руку, - мне нужно идти. Увидимся позже.

Я поправила выбившееся пряди и уверенной походкой пошла в сторону класса латыни.

Весь урок я сидела с каменным лицом, пытаясь вникнуть в тему урока. Я никак не могла понять, что я такого сказала, что сделала, что могло бы так подействовать на парня. Может, он просто не помнит, что обещал? Может, он шутил? Но для меня это очень много значило. Это путешествие стало бы прекрасной возможностью. Я решила, что мы обязательно должны поговорить, причем не в шумной и суматошной школе, а так же, как на вечеринке, наедине.

 

Я аккуратно позвонила в дверь огромного особняка в пять часов вечера. На улице было слегка прохладно в моем легком шифоновом платье. Каждой клеточкой своего тела я ощущала легкое дуновение ветерка, поднимающие подол моего невесомого платья. Нужно же было ему открыть дверь, когда я пыталась справиться с непослушным ветром.



Шарлотта Катрина Ортус

Отредактировано: 01.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться