Аux futurs Reine de France

Размер шрифта: - +

Аux futurs Reine de France

Жозефина училась танцевать с трех лет. Увидев однажды, как танцуют профессиональные балерины в театре, принцесса бросило свое твердое: «Хочу!», и ей, конечно, не смогли отказать. Нанятые родителями известные хореографы всплескивали руками, кто от удивления, кто от восхищения. Жоззи была будто создана для танца. Будучи маленькой девочкой, она с легкостью запоминала сложные па и с такой же легкостью повторяла их. «Хорошие данные!»: говорили одни. «Врожденные способности!»: говорили другие. Но все они были не правы. Маленькая принцесса жила танцами. В тот день, когда она впервые посетила театр, внутри у девочки что-то замкнуло, и она твердо решила, что научится танцевать так же, если не лучше. Это желание шло изнутри, каждой позиции, каждому движению и каждому па отдавалась частичка души. Это была не анатомия или способности – это была любовь. Любовь к танцам. Жозефину не волновали вечные синяки на ногах и руках, сбитые в кровь колени и пальцы ног. Стоптанные танцевальные туфельки приходилось заменять каждую неделю, а платья покупать с удобными и легкими юбками, но это тоже было неважно, главное сейчас – это амбуате, потом круазе, перестановка в пятую позицию, девлоппе…

Однако, помимо любимого занятия у Жозефины были свои обязанности. Жоззи ведь была принцессой. Ежедневные многочасовые приемы, политика, уроки этикета и дипломатии, занятия по шитью, вязанию, вышиванию - все это мешало будущей танцовщице, какой видела себя девочка. Но кто будет спрашивать малышку, старшую дочь короля к тому же, чего она хочет? Отец хотел сделать из Жозефины свою прямую наследницу. Мать же упорно видела в принцессе жену какого-нибудь известного графа, герцога или даже короля. С годами девочка смирилась со своей участью – французским профессорам нет равных в промывании мозгов.

Сегодня Жоззи исполнилось шестнадцать. В ее честь устраивали пышный бал, на который были приглашены важные люди и аристократы страны и ее соседей. Этот бал должен был стать решающим в жизни маленькой принцессы. Король хотел официально объявить Жозефину своей преемницей, королева - найти дочери достойного мужа. А Жоззи просто готовилась к балу. День изо дня девушка танцевала, оттачивала каждое движение, повторяла знакомые па – ан деор, тур шене, батман фондю, па де буре, снова ан деор…

-- Le temps est pluvieux (дождливая погода), – протянула дамочка в белом платье в стиле рококо, обращаясь то ли ко всем в зале, то ли лично к своему спутнику.

-- Un orage éclatе (гроза начинается) – заметил последний, тоже заглядывая в окно, при этом изящно склоняя шею и подхватывая напудренной рукой под локоть свою даму.

-- C'est terrible (это ужасно)! –возмутилась пожилая дама, теребя в руках розовый помпадур, не в силах решить, в какой из них он смотрится лучше.
Дальше Жозефина уже не слушала. Кажется, дама с розовой сумочкой рассказывала увлекательную историю о том, как ее первого мужа в грозу ударила молния, и что с тех пор она не носит желтый цвет, потому что в тот злосчастный вечер ее муж был именно в желтых туфлях. «Mon Dieu (боже мой), и в этом обществе мне придется провести всю свою жизнь!»: подумала про себя принцесса. Узнать, что стало со вторым мужем, никто не успел – с балкончика по винтовой лестнице спускался король. Слуги, придворные, аристократы: все склонили головы, приветствуя правителя.

-- Mesdames et messieurs, nous sommes réunis aujourd'hui pour le plus beau moment d'une vie (дамы и господа, сегодня мы собрались, чтобы отметить один из величайших моментов в жизни)! – начал король свою вступительную речь. После последовало официальное представление дочери, поздравление с шестнадцатилетием и тост аux futurs Reine de France (за будущую королеву Франции).  Все это время Жоззи стояла по правую руку от отца и улыбалась самой глупой улыбкой, на которую только была способна, и которой восхищались все учителя этикета. Принцесса ждала, пока официальная часть закончится, и она сможет открыть бал первым танцем. Наконец, пышные платья пастельных тонов зашуршали своими шелковыми юбками поближе к стенам бального зала вместе с их обладательницами и спутниками обладательниц. К девушке подошел ее партнер и вывел в центр освободившегося пространства.

 Заиграли первые скрипки. Сквозь музыку слышался шум усилившегося дождя. Жозефина то подлетала к сводчатому потолку, то опускалась обратно, поддерживаемая сильной мужской рукой. Девушка кружилась под звуки музыки, подобна кленовому листку, попавшему под волю беспощадного ветра. Она изгибалась в руках партнера, словно пойманная в руки змея, касаясь кончиками каштановых волос холодного мрамора. Музыка постепенно стихала, близилась вариация Жозефины. Мужчина отпустил талию девушки и сделал два шага назад, убрав руку за спину.  Сейчас!

Музыка резко ударила вместе с первым громом. Жозефина подлетела в воздух  одновременно выполняя тур а лер и приземляясь в третью позицию. Внутри девушки пылало пламя, оно сплеталось с игрой скрипок и выражалось в танце. Тяжелое бальное платье мешало, туфли сжимали пальцы ног, делая из Жоззи Русалочку.  Но маленькая принцесса была счастлива.  Она отводила ногу в сторону, выполняя батман фондю, поворачивалась на полупальцах в тур шене. Корсет ужасно давил на легкие, мешая дышать, но девушка уже была полна кислородом до опьянения.

Второй удар грома. Темп убыстряется. Музыка становится громче, она звучит не только в зале, но и в голове, в мыслях, в душе Жозефины. Фуэте, батман тандю жете, ронд де жамб ан леер… Быстрее, еще быстрее! Серия пируэтов. Смелее, смелее! Зал кружится перед глазами, превращаясь в смазанное пятно. Остается только музыка, дождь и Жозефина наедине со всей вселенной, слившиеся в безумном танце.  О, только бы он никогда не заканчивался!



Ирина Брифф

Отредактировано: 14.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: