Авейра. Голос пламени

15 Глава (ред.)

 

15 Глава

 

Следующие четыре дня нашего морского путешествия прошли спокойно и без происшествий. Одним словом, скучно! Мои нервы от однообразного времяпровождения начали сдавать уже на второй день, но, к моему великому счастью, более предусмотрительный лорд прихватил с собой какую-никакую литературу и даже поделился со мной одной книгой. Читать ее было сплошным мучением. Вникнуть было практически нереально (мне уж точно). Разгребая дебри научных магических терминов, я неизбежно заспала, ибо скучнее этого было только глядеть на горизонт.

Клод Море появлялся только во время совместных трапез, и то не всегда. Пообщаться с ним мне все никак не удавалось, а я так рассчитывала хоть этим скрасить свое пребывание на корабле! Лорд де Сонт старательно избегал меня: приходил в каюту позже (где он скрывался, я не знала, ведь на палубе его не было тоже), просыпался раньше, за столом он старательно молчал или отвечал на мои вопросы, не вдаваясь в подробности. Одна только кошка выслушивала мои стенания, но порой мне казалось, что я успела достать и это животное, правда, она продолжала терпеть. Что-то мне подсказывает, только из-за того, что во время приема пищи я оставляла для нее кое-какие лакомства, а потом скармливала и без того толстой ей. Но, как говориться, за все в этой жизни нужно платить, даже за общество старой кошки.

Сны у меня все это время были очень странные. Хотя чему я удивляюсь? Пора бы уже привыкнуть, ведь не только сны у меня странные, но и наяву случаются казусы. Внутренний голос, предпочитавший молчать, порой высказывался по поводу меня. Ну как высказывался… Звуки его голоса казались мне эхом на задворках сознания, и чаще всего мне слышались раскаты смеха клыкастого блондина. Но вот во сне – а спать от скуки мне приходилось часто – мне удавалось подобраться к стене, выстроенной внутренним голосом, и порой даже заглянуть за нее, ненадолго, правда. Там змея и блондин неплохо, надо сказать, обустроились, и выманить их оттуда мне все никак не удавалось. Складывалось впечатление, что «порождение тьмы» заняло выжидательную позицию и лишь наблюдает за всем со стороны, снисходительно позволяя мне творить то, что вздумается. От этого становилось жутко.

Чего ждут эти двое – или все-таки одно целое? – почему замерли, почему ничего не предпринимают? Может, они знают то, чего не знаю я? Но разве такое возможно? Страшно другое: я не сомневаюсь, что в деле замешан «шелест». «Но как? он же заперт в замке? Этого не может быть! Мне просто кажется! Это все мое воспалённое воображение!» – никакие здравые мысли и уговоры самой себя не помогали избавиться от впечатления, что шелест, даже находясь за тысячи верст от меня, продолжает следить за каждым моим действием. На четвертый день я все же не выдержала и направилась к магу, здраво рассудив, что если меня не казнят, то я доведу себя самостоятельно. Неопределенность не шла мне на пользу.

— Лорд де Сонт, – поймав вот-вот собирающегося уйти с верхней палубы мага, проговорила я. Мужчина остановился, выжидающе посмотрев на меня, но не произнес ни слова. Глубоко вздохнув, собралась с мыслями и выпалила. – Помогите мне разобраться со змеей и блондином! Пожалуйста.

В последний момент все же не смогла сказать о «шелесте», что-то заставило меня сдержаться. Возможно, это страх за свою жизнь, но я уже не уверена. Меня начинала вся это кутерьма с моим внутренним миром порядком раздражать. Чувствовать себя постоянно в напряжении – отвратительно. Если раньше меня пугал только дух, то теперь и заговорщики, отгородившиеся от меня стеной. И, как назло, зелье маг мне не выдавал, все еще продолжая эксперимент.

— Что конкретно тебя беспокоит, Авейра? – облокачиваясь на борт, проговорил королевский маг, внимательно меня разглядывая.

— Они отгородились от меня стеной! – честно ответила я. – Мне кажется, у меня какое-то психическое расстройство, или как это называется? Внутри меня будто еще кто-то живет, кто-то самостоятельный, кто-то злой.

— Когда это началось? – на лице лорда отразился неподдельный интерес, он не торопил меня, но было видно, что с нетерпением ждет продолжения моего рассказа. Под пристальным взглядом мужчины я растерялась, мои ладошки вспотели, и в голове роем взвились вопросы, не давая сконцентрироваться на каком-то одном: «Что можно рассказать? О чем лучше умолчать? С чего начать? Не ошиблась ли я, придя к нему со своей проблемой?»

— Все началось, когда мне исполнилось пятнадцать лет, – глубоко вздохнув, все же начала свой рассказ я. – Именно тогда я начала замечать за собой несвойственную мне ранее вспыльчивость, злость и гневливость. Примерно тогда же… да, думаю именно тогда, появился внутренний голос. Вы знаете, лорд де Сонт, я далеко не сразу поняла, что все это не я. Если честно, это понимание пришло ко мне совсем недавно. Вначале внутренний голос был добр, давал дельные советы, утешал… но постепенно все изменилось. Он и змея начали жить отдельной жизнью. Тот случай с вашей лабораторией – тогда я впервые… или не я? В общем, тогда впервые злоба на саму себя и собаку, да и вообще на ситуацию, захлестнула меня с такой силой, что вырвался огонь. Я будто смотрела тогда на все это со стороны… будто все происходило не со мной…

На глаза невольно навернулись слезы, ведь вместе с воспоминанием о пожаре и призрачном псе пришло воспоминание и о тюрьме, и о том, что ей предшествовало. Словно я снова оказалась в том дне. Картины ярко вырисовывались перед моими глазами, слезы с новой силой потекли из глаз, а ребра заныли, давая понять, что тоже не забыли тот ужас. Человек, сотворивший со мной такое, стоял прямо передо мной, и именно ему сейчас я изливала душу. «Лучше не рассматривать лорда де Сонта под таким углом, – подумалось мне, но первая мысль сдалась под натиском второй. – Нет! Это сделал он! Нельзя об этом забывать!»



Елена Рей

Отредактировано: 10.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться