Аврорианец

Размер шрифта: - +

4

Я буквально рухнул в кресло. 
- Не пугайтесь! - собеседник улыбнулся, - Не в буквальном смысле. На Вашего биологического отца я не претендую.
- Но как же тогда Вас понимать? - я был чрезмерно удивлен.
- Я создал Вас.
- То есть Вы сделали меня таким? - кажется, я нашел даже больше, чем просто ответы на вопросы.
- То есть я изобрел метод вживления металлического скелета в тело человека, и способ биопрограммирования. Я сейчас все объясню.
Он поднялся с кресла, прошелся по комнате и, подхватив со стола пару кружек. Как оказалось с чаем. Одну он вложил мне в руки, из другой отпил сам и вернулся на свое место. Потом он выудил из кармана небольшую коробочку и выщелкнул из нее сигарету. Подкурил и начал рассказ:
- Для начала представлюсь: доктор Стивен Варшавски. Генетик и роботехник. Вырос на Авроре, учился на планете Земля. Долгое время изучал воздействие аврорианской среды обитания на земные организмы. При колонизации этой планеты люди обнаружили, что она необитаема. Животных не было совсем, а редкая растительность произрастала по берегам водоемов.
Доктор Стивен сделал паузу, затушил сигарету и отпил еще чаю.
- Но люди прилетели не с пустыми руками. Начиная с нуля, они стали развивать сельское хозяйство. Год от года урожаи увеличивались, но растения стали приспосабливаться под местные условия обитания. Эволюция видоизменила их. И через несколько десятков лет пустыни покрылись произрастающими на камнях и песке пшеницей, картофелем и прочими сельскохозяйственными растениями. Так появились саванны и степи. Но люди привезли не только семена растений, но и различных животных. В первую очередь, опять же, это были животные для выращивания на мясо. Но также люди завезли собак и кошек. Также на корабли пробирались крысы и тараканы. Вот эта мелкая живность быстро распространилась по городам Авроры и под воздействием климатических условий стала мутировать. Сейчас обычную крысу встретить — большая редкость. Вот этими проблемами я и занимался, как генетик. Пока не обнаружил странную мутацию.
Стивен закурил следующую сигарету. Было видно, что он собирается с мыслями, чтобы подвести разговор ближе к моей теме.
- На одной из отловленных кошек мы обнаружили некие микроорганизмы, которые и изменяли внешность животного. И хоть шерсть с нее слезала клочьями, но кожа стала прочной настолько, что об нее затупился скальпель! Я стал изучать эти микроорганизмы и меня осенило. Не стану вдаваться в подробности, но моя команда вывела наноботов подобного вида. При попадании в организм, они начинают питаться кальцием из костей, заменяя скелет на остов из титанового сплава. Опыты на животных дали поразительные результаты. И мы решили рискнуть. Вот только объект для опытов долго не могли подыскать.
- Но тут подвернулся я?
- Не совсем так. Поймите, процедура замены скелета весьма болезненна. Поэтому, на живых людях мы боялись делать испытания.
- Так я что, умер? - в голове творилось невообразимое. Яснее точно не стало. Наоборот, все только еще больше запутывалось.
- В каком-то смысле, да. Но Ваш мозг не успел умереть. Здесь тоже пришлось поразмыслить. И тут снова пригодились нанотехнологии. Мы разработали специальный состав, консервирующий мозг прямо в голове. Оставалось поместить ваше тело в ванную с наноботами для замены скелета. Процедура долгая, но мы успели до того, как нас обнаружили вояки Альянса. После замены скелета необходимо было еще и вживить его в тело, иначе это получился бы просто обтянутая мясом железка. Вживление осуществили путем соединения нервных тканей с нейроимпульсными приемниками в остове.
- А что за процессор у меня в голове?
Доктор встрепенулся. 
- Это центральный процессор. Он помогает Вам осуществлять управление Вашим телом.
- А Вам позволяет управлять мной? - я решился на этот каверзный  вопрос.
- Вы про Вернера? Ну, не стану скрывать, мы заложили в Вас некоторую программу действий. Ведь, собственно, для подобных операций Вас и создавали. И возвращение Ваше было спланировано.
- Так значит, я все-таки робот? Обычная машина?
- Нет! - Доктор взметнулся из кресла. Снова закурил, стал ходить по комнате взад-вперед. - Вы не машина! Вы киберчеловек! Ведь наверняка Вы испытываете кучу эмоций? У роботов эмоции отсутствуют. Говорю вам как роботехник!
Стивен подошел ко мне и склонился к моему лицу. Заговорил, горячо дыша табачным дымом:
- Ведь вы теперь сверхчеловек, понимаете? Мы разогнали Ваш мозг до предела. Вы можете знать все и просчитывать любую ситуацию на много ходов вперед. Ваши раны заживают сами. Это тоже наноботы, другого действия. Вы знаете больше, чем весь космонет!
- Зато я не помню себя. Своего прошлого.
- А Вы думаете, что это необходимо знать? Гораздо важнее, кто Вы сейчас!
- Ну, интересно же, кем я был. Была ли у меня семья...
- Ну что же. Раз для Вас это так важно... Вас зовут Майкл Лисофф. Вы боролись на стороне повстанцев за свободу от тирании Канцлера. Перед тем, как попали ко мне, были смертельно ранены, и сами согласились на данный эксперимент. Так что, вы истинный борец за правое дело.

- И что будет дальше? - я закрыл глаза. Разговор меня утомил, теперь я старался вспомнить хоть что-то о человеке Майкле Лисоффе.
- Дальше будем продолжать борьбу, - услышал я, проваливаясь в сон.

 Разбудил меня профессор Варшавски. На столике уже стояла чашка с горячим какао. Я быстро выпил напиток, чувствуя как по телу разливается бодрость. Профессор вновь курил свои сигареты.
-  Док, Вы очень много курите!
- Я уже слишком стар, чтобы следить за своим здоровьем. Хотя, признаться, хотел бы я вернуть себе годков двадцать, - Стивен поднял глаза в потолок, наблюдая за облачком дыма.
- Какие планы, профессор? 
- Ждем вестей из лаборатории. Туда направился отряд, чтобы оценить масштабы разрушений. Понимаешь, мне необходимы некоторые материалы, чтобы продолжать исследования. Если нужных данных не будет, то остатки лаборатории необходимо уничтожить. Ведь если Альянсу попадут в руки хоть какая-то информация относительно моих работ, то все сопротивление потеряет смысл. Ученые Альянса воссоздадут наноботов для создания киберлюдей, и вот тогда можно будет попросту застрелиться.
- Если я Вас правильно понял, то Ваши записи остались в лаборатории? - я напрягся. Не походило это на действия ученого.
- Ты же помнишь нападение на лабораторию? Нам пришлось спасаться в спешке, там уже было не до записей. Все хранилось на жестком диске в недрах комплекса, туда бойцы Альянса точно не добрались. Но вот сам диск мог пострадать.
- Там же сейчас вряд ли безопасно. Войска Канцлера наверняка патрулируют местность.
Потому то я и беспокоюсь. Отряд должен был выйти на связь полчаса назад, - доктор снова задымил, поглядывая на рацию.
Я вышел из домика на свежий воздух. Вздохнув поглубже, ощутил запах костра из деревни, сухой ветер из степи. Все-таки я живой. Бездушные роботы вряд ли обладают обонянием.
На земле лежал прут арматуры. Я поднял его и играючи согнул железку в замысловатую петлю. 
- Ух ты! - раздался сзади восторженный детский голос.
Обернувшись, я увидел вчерашнюю знакомую Мэри. Я улыбнулся. Девчушка была мне симпатична.
- Вы сильный! - Мэри восхищенно разглядывала скрученную железку.
- Да. Но это искусственная сила.
- Вы как-будто жалеете об этом?
- Ну если только самую малость, - я отбросил арматуру.
- Я надеюсь, Вы сможете защитить нас, - в голосе девочки звучала мольба. - Моих родителей убили эти прихвостни Канцлера. Прошу Вас, не дайте им убить всех.
Мэри убежала, а я стоял, переваривая услышанное. «Хорошо, Мэри. Я постараюсь» - дал я мысленное обещание. Постояв еще немного, я вернулся в дом. Стивен склонился над рацией, которая шипела потеряв волну. 
- Док, что случилось? - Доктор поднял взгляд.
- Они погибли. Все. Патруль расстрелял весь отряд. На связь вышел последний выживший, но его застрелили во время передачи сообщения.
- Мне жаль, профессор... Позвольте, пойду я. Обещаю найти Ваш диск.
- Ох, Майкл... Это огромный риск, а ты наш единственный козырь в этой войне, - доктор выглядел опустошенным.
- И все-таки я настраиваю. Даже когда на руках лишь пара, джокер может дать дать выигрыш.
- Ну хорошо. Только вот что, Майкл. Как только будет опасность попасться патрулю, бегите! Не рискуйте ни в коем случае!
- Хорошо, док. Не волнуйтесь!
Спустя полчаса, потраченных на экипировку, я выдвинулся в сторону лаборатории. Все необходимое лежало в рюкзаке, куда я ссыпал десяток консервных банок, веревку, спички, аптечку и пистолет. Доктор уговаривал взять автомат, но прикинув его вес, я отказался. Еще пять минут ушло на плотный завтрак, чтобы хватило сил на долгий бег. Не на маглеве же ехать, в самом то деле.
Проверив, не болтается ли рюкзак слишком сильно, я выдвинулся в путь, вскоре перейдя на бег.



Павел Щербаков

Отредактировано: 31.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться