Б-е-г-л-е-ц

Глава 4

 

Степь да степь кругом, по которой катили два велика.

 

Полюшко-поле,

Полюшко, широко поле, – затянул Локи песню.

Едут герои,

Едут, эх, по полюшку, герои.

 

Пел Локи, что и говорить, хорошо. Хром не мог похвастаться, что он большой ценитель музыки, но все же заслушался. Пел товарищ твердо, с медью в голосе, без тревожного блеянья, коего Хром наслушался в подземных переходах.

 

Девушки плачут,

Девушкам сегодня грустно,

Эх, парень в армию уехал,

Эх, у каждой надолго уехал.

 

– Скажи, Хром, – прервался вдруг Локи, – а у тебя там, в твоем мире, девушка была?

– Нет. Не успел обзавестись.

– Повезло тебе. А у меня была. Жена. Вместе сюда попали. Я оказался иммунным, а она  – обратилась.

– И никак нельзя было спасти?

– Можно. Если бы я знал как и если б возможность у меня была.

– Дети у вас хоть были?

– Скорбь и Печаль были наши дети, – отрывисто бросил Локи и запел дальше.

 

Девушки, гляньте,

Гляньте на дорогу нашу.

Эх, вьется дальняя дорожка,

Эх, да веселая дорога.

 

Полюшко-полюшко,

Полюшко, широко поле,

Едут да по полю герои,

Эх, да едут красных бить герои.

 

– Что-то ты напутал,  Локи, не так эта песня звучала.

– В моем мире, Хром, эта песня звучала именно так.

Неужели у них белые победили? Или просто песню пели белые, а не красные? А может у них коммунисты взяли себе на знамена белый цвет, а Верховный правитель России Колчак и его заместитель Деникин – красный. Хром не хотел об этом думать и не стал уточнять.

– Все равно, – сказал Хром, – освоюсь здесь, может, встречу ту самую, женюсь. Пора остепениться, не успел там, может здесь повезет. Ты говорил, вроде бы, бордели есть. А нормальные бабы встречаются?

– В борделях нормальные бабы. Или ты об остальных горожанках? Однолюбках?

– Да, о них.

– Есть. Но поверь мне, самые умницы, самые красавицы – именно в борделях.

Хром спорить не стал. Наверное, так в свое время на товарища повлияла потеря жены. Не сумел пережить, так и скрашивает одиночество, проводя время в борделях.

Вскоре они вышли к реке, а там, по развалинам плотины некогда стоявшей здесь малой ГЭС, а затем по арочному мосту – на тот берег. Вода стремительно мчалась через промоины, с брызгами разбиваясь о пороги.

– Стаб? – спросил Хром.

– Нет. Просто кластер не часто перегружается. Так что насчет зомбаков можно не сильно беспокоиться, они к свежезагруженным стремятся.

– А заброшенные здания? – покосился Хром на руины машинного зала станции с советской звездой на фронтоне. Один остов, кровли не было.

– Вместе с кластером приехало, уже там таким было. Прямо как твоя Припять. – И, немного помолчав, добавить. – Хорошее место здесь есть, чтобы устроить привал.

Чуть выше река пролегала в небольшом каньоне, образованном выступами обнаженной горной породы.

Добрались, наконец до укромных пещер. Разложились, можно отдохнуть, в относительной безопасности переночевать и двинуть дальше.

– Твоя тушенка, конечно, бесподобна, – сказал Локи, – но соскучился по нормальной жратве.

Достал из рюкзака леску с блесной и крючками и направился к воде.

– Прямо так, без удочки? – удивился Хром.

– Зачем лишний вес? И так неплохо работает.

Вскоре вернулся с тремя хариусами. Разожгли костер, сделали ухи. Даже что-то Семену перепало.

– Отменная уха, – похвалил Хром. Давно такой не ел.

– Небось пластиковую вермишель быстрозаварную, да сосиски употребляешь? – спросил Локи.

Хром кивнул, поглощая уху.

– Впрочем, чего таить, мы в ваших же магазинах затариваемся. Но иногда бывает неплохо и настоящей еды попробовать. Рыбы поймать, лося завалить. Накопать в свежеприсланном огороде картошки да нарвать зелени. Красо-та-а-а. – Со вкусом растянул гласные Локи. – Только некогда. Проще в магазине набрать жратвы. И быстрее. А охотимся мы на всяких бегунов, да, порой и покрупнее зверя. Так что сафари по дикими животным, это не про нас. Есть и другие дела.

Из пещеры вынырнул лис. Положил перед костром мышку.  

– Ну Семён, – рассмеялся Хром, – ну охотник!

Лис вильнул хвостом и скрылся, но вскоре появился, держа в зубах еще одну мышь.

– Спасибо, конечно, Семён, – похвалил его Хром, – молодец, но у нас пока есть рыба и консервы, так что пока сам кушай.

Лис, видимо, решил отплатить за угощения, которые то и дело перепадали ему от товарищей. Поняв, что мыши спутников не интересуют, быстренько умял сам.

– Я вот думаю, Локи, – начал Хром. – В наших мирах каждый выбор порождает новый мир. Хотя, даже не так, переносит из одной реальности в другую, прошлое тоже многовариативно, как и будущее, если я правильно понял, о чем пишут современные физики.

– Сложно говоришь. Допустим. Ну и что?

– Стало быть, пока я жил там, каждый мой выбор, условно говоря, сказывался на том, в какой из альтернативных вселенных продолжу свой жизненный путь. И даже если где-то я ошибся, в другой реальности я делал правильный выбор.

– Где-то так.

– Но здесь, Локи, здесь мы не можем ошибаться. Если там я мог умереть, то в альтернативной вселенной, где сделал бы другой выбор, остался бы жить. А если умру в Улье, умру раз и навсегда. Никакая копия меня в альтернативной вселенной с подобными же обстоятельствами не продолжит жить.



Сергей Кручинин

Отредактировано: 20.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться