Баба вне Закона

Размер шрифта: - +

Глава VIII

Несколько полицейских машин одна за другой остановились около универмага на Оксфорд-стрит в Лондоне. С неотъемлемой галантностью укрывая арестованную воровку широким зонтом, полицейские вывели из универмага молодую девушку, усадили в одну из машин и увезли.

- Какое немыслимое хамство! - возмущались в толпе, провожая полицейских встревоженными взглядами.

- А что собственно говоря произошло?

- Девушка пыталась вынести из магазина шляпу и ее арестовали.

- Что вы такое говорите? За одну шляпу?

- Нет, нет... Она пыталась украсть три шляпы.

- Пять шляп, господа!

- Какой ужас! Кому нужны шляпы прошлогоднего сезона?

- К тому же совершенно заурядные шляпы...

- Это была спортсменка-легкоатлетка.

- А разве спортсменам плохо платят, что они не могут позволить себе купить одну-две шляпы?

- Это была спортсменка из Советского Союза... Госпожа Пономарева.

- Какой скандал!

По факту пойманной на краже шляп советской спортсменки и ее ареста, посольство СССР немедленно выразило свой протест против этого в высшей степени нелепого инцидента. Еще через сутки появилось письмо за подписью артистов Большого театра, в том числе и Галины Улановой, в котором весь инцидент был объявлен провокацией и было сказано, что, пока скандал не будет улажен, Большой театр в Лондон не приедет, опасаясь повторений подобных провокаций.

Журналисты моментально подхватили скандальную новость и лондонские газеты закричали огромными заголовками: "Большой театр не приезжает!"

На ряду с преданными искусству завсегдатаями-театралами в отчаянии пребывали и билетные спекулянты, вложившие немалые средства в приобретение билетов за двойную-тройную цену, надеясь перепродать их в день спектакля еще дороже.

 

*     *     *

 

В осеннюю промозглость арки жилого дома торопливо вбежала Лариса Липина. Из-за спешки и охватывающего девушку волнения, она не обратила внимания на то, что в паре-тройке метров за ней следом шел незнакомый мужчина с узкой полоской аккуратных усиков и пристальным холодным взглядом небесно-синих глаз. Большую часть его лица с прижимаемым к груди волевым подбородком скрывала заниженная на глаза фетровая шляпа.

Мелькнувшей тенью он вошел вслед за Ларисой в арку дома, а затем и в подъезд, чудесным образом оставшись незамеченным бдительным дворником. Глухо хлопнула тяжелая дверь, но девушка расслышала мужские шаги, поднявшиеся только до второго этажа, и поэтому не придала этому никакого значения.

Профессиональный, хладнокровный убийца Борис "Финка" легкой, по-кошачьи неслышной поступью вспорхнул на последний этаж в тот самым момент, когда Лариса уже открыла входную дверь. Он схватил ее сзади, прижимая к груди рукой и одновременно накрыв добрую половину ее лица широкой ладонью.

- Тихо, - прошипел он в самое ухо напуганной девушки. - И вероятно, что будешь жить...

- Мгм, - еле слышно пробормотала она, утвердительно кивнув на сколько этого позволяла сильная рука убийцы.

- Аглая дома?

Девушка не ответила, лишь пожав плечами и готовая упасть на подкосившихся от страха ногах. В одной из ночных бесед перед сном, Демидова поделилась с юной подругой тем, что узнала сама.

- Держи ушки на макушке, - подытожила Аглая, рассказав о вероятной опасности в лице посланного уголовниками палача по ее душу. - Мне очень бы не хотелось подставлять вас с Натальей Викторовной, но мне совершенно некуда больше идти... Но я уйду, как только смогу.

- Что вы, Аглая Михайловна, - тревожным шепотом забормотала девушка. - Живите сколько хотите... Вы тут в полной безопасности... Дворник Никодим мышь не пропустит, куда уж там уголовнику какому-то... Да еще Алевтина тут. Знаете она какая? Кочергу двумя руками согнула, я сама видала... Да и я сама кой-чему научилась. Помните, как Карму уделала?

- Помню... Ладно, поживем-увидим, - вздохнула Аглая. - Спи давай... Защитница.

Теперь же Лариса испугалась не на шутку. Ей было одновременно и страшно, и стыдно. Ведь это она привела в дом убийцу, и еще не известно, как они выберутся из сложившейся ситуации.

Прикрываясь девушкой, как щитом, Борис прошел по коридору и втолкнул Ларису в большую комнату. Сидящая в инвалидном кресле за своим столом Наталья Викторовна подняла взгляд на шум, но не проронила ни слова. Дуло пистолета смотрело прямо на нее, а за спиной внучки стоял незнакомый мужчина.

- Бабуль, - сдавленно пискнула Лариса и была отправлена на диван, резким толчком.

- Чем могу быть полезна, молодой человек? - спокойно спросила старушка.

- Аглая где? - рявкнул он.

- Аглаи тут нет, - уверила Наталья Викторовна. - И я полагаю, вам следует сейчас же оставить мой дом.

- Я подожду, - оскалился в злобной ухмылке Борис, устраиваясь в кресле в углу комнаты так, что он был не видим для входящих в комнату, но ему самому открывался панорамный вид происходящего.



Жан Гросс-Толстиков

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться