Баба Яга, или Апгрейд по-русски.

Font size: - +

Часть вторая.

Часть вторая.

 

 

Уютный свет от торшера, оранжевый абажур которого напоминал знаменитые китайские шары с иероглифами, едва освещал комнату. Интерьер её показался бы невероятно причудливым для того, кто достиг возраста, когда внимание легко останавливается на деталях, но не хватает опыта, чтобы определить точно, пусть и интуитивно, эпоху, в которую та или иная вещь создана. Знаток назвал бы стиль, в котором обставлена комната, безвкусной эклектикой. На самом деле хозяин комнаты вовсе не стремился соблюсти какой бы то ни было стиль. Вещи, заполнявшие пространство, просто были ему дороги. Неважно, что старинная китайская ваза соседствовала с глиняной табличкой на подставке, испещренной египетскими символами. Но чаще всего встречающимся символом в этом интерьере был... человеческий череп.

Раздался звонок у входной двери, и из кресла у окна поднялся, отложив газету, мужчина, возраст которого можно было определить как преклонный. Однако, ощущалась в нем какая-то внутренняя сила - словно скрученная до времени пружина. Высокий, худощавый, лысоватый с чёрными негустыми волосами до плеч - он мог бы сойти за представителя богемы - художника или поэта, если бы не острый цепкий взгляд черных блестящих глаз из-под ломаной линии бровей. Взглянувший в них увидал бы там бездну...

Чуть тронув один единственный запор типа 'задвижка', мужчина распахнул дверь и, окинув пришедшую с головы до ног, вздохнул, и проворчал, отступив в прихожую.

- Доигралась.

Гостья, бодрого вида старуха, укутанная в зеленую клетчатую шаль почти целиком, пробормотала в ответ.

- Ты же отказался мне помочь.

Сбросив шаль, гостья шустро проследовала на кухню, стряхивая на ходу капли с совершенно седых с голубым отливом пышных волос, и принялась хлопотать у плиты.

Включила газ, поставила на огонь закопчённый с боков чугунок с водой и принялась помешивать, изредка подбрасывая в огонь конфорки щепотку порошка из трав, отчего огонь вспыхивал то фиолетовым, то ядовито-зелёным.

Мужчина, вошедший вслед за женщиной, уселся за стол. Над столом висела акварель. Сюжет в картине как таковой отсутствовал. На полотне был изображён пёстрый фрактал, узор которого состоял из загадочных витиеватых символов. В центре выделялся чёрный с отливом, словно шлем небезызвестного Лорда Вейдера, череп со светящимися глазницами.

- Я всегда знал, чем это закончится. И тебе говорил. Не послушалась. Упрямая. Забыла, как я тебя с того света вытаскивал?

Не оборачиваясь, женщина произнесла.

- Теперь моя очередь.

Мужчина развёл руками.

- Ну и что ты намерена делать? Снова пойдешь свое воинство поднимать? Так и поднимать-то уже некого.

Женщина обернулась и сверкнула тёмным и блестящим, словно у птицы, глазом.

- Настя избушки объединила. Сам знаешь, что это означает.

Мужчина всплеснул руками.

- И теперь нужны две Бабы Яги, чтобы проход заработал. Ты хоть выяснила, где твоя подружка?

Женщина потупила взор, вздохнула и сказала.

- Догадываюсь, хотя и не уверена.

Помолчала, но тут же обернулась и горячо заговорила.

- Дело теперь не в нас, пойми! Раз Настя сумела объединить избушки, теперь она Хозяйка. Она, а не мы с Полей. Теперь только она сможет решать, кого пропустить. Вот увидишь, они очень скоро это поймут, и тогда... Только бы всё получилось...

Старушка распахнула дверцу навесного шкафчика и, покопавшись там, достала флакон причудливой формы, в котором плескалась тёмная фиолетовая жидкость, вспыхивая зеленоватыми искорками. Полюбовавшись на световые метаморфозы, старушка открыла флакон и отмерила на глаз несколько капель в кипящую на плите воду. Вода отреагировала взметнувшимся ввысь облачком пара и принялась кипеть дальше, радуя хозяйку весёлым бульканьем.

Мужчина молча наблюдал за манипуляциями, а затем вздохнул.

- Снова начнётся война. Ты вспомни, что было в прошлый раз! И чем закончилось... Пойми, эти игры с пространством очень опасны. Я это понял еще тогда... И леший погиб зря...

Женщина закатила глаза и громко вздохнула, а потом внезапно ухмыльнулась, и во взоре её одновременно вспыхнули две эмоции - задор и ехидство.

Мужчина поцокал языком.

- Вот всегда знал, что ты вредная и злая. Не живётся тебе спокойно.

В ответ женщина ядовито произнесла.

- Ну не умирать же от скуки тут с некоторыми чародеями в отставке, в которую они сами же себя и отправили.

Мужчина хлопнул ладонью по столу.

- Вот что, Яга. Я тебя в последний раз предупреждаю. Брось ты это дело. Оставь им самим решать. Разберутся.

- Не разберутся, - ответствовала упрямица, - Уже не разберутся. Слишком много тайных знаний утекло. Юнцы безусые суют носы, куда попало, без разбору. Все норовят чародеями заделаться. Тьфу, смешно... Было бы смешно, если бы не было так грустно. Взгляни вокруг! Всюду хаос и беспорядок. Оборотни от рук отбились, власти захотели. Домовые! И те из повиновения норовят выйти. Ты вон своих загонял, а толку? Кто тебя принимает всерьёз? Не говоря уже о том, что двойник твой на той стороне совсем умом тронулся. Мало ему было твои эксперименты в замковом подвале продолжать, так он лабораторию в горах выстроил. Нижний карман уничтожил. Того гляди и за верхний примется. Ты когда нас делил, не подумал, какую часть себе оставляешь, а какую отдаешь? Вот, теперь наслаждайся. Сам сидишь тут, эстетствуешь, морали читаешь, а он там твою злобу лютую никак реализовать не может, потому как уравновесить нечем. Хорошо хоть мы с Полей удачно поделились - всего в нас поровну.

- Что-то я сильно в этом сомневаюсь, - проворчал мужчина, поднялся и направился в комнату к своему любимому креслу. Усевшись поудобнее, достал сотовый телефон.

- Сеня, собирай караван.

 

 

Глава 1.



Наталья Романова

Edited: 12.03.2016

Add to Library


Complain




Books language: